?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

До того, как в середине 1920-х на Олимпе советского руководства началась особенно ожесточенная борьба за власть, товарищ Троцкий был одним из лидеров Октябрьской революции, создателей Красной армии, первых министров-наркомов Совета народных комиссаров, отрганизаторов Коминтерна, членов Политбюро ВКП (б), главой Реввоенсовета РСФСР, а потом СССР... и т.д. А потом оказался никем, и даже не особо и большевиком, просто примазавшимся. И система его политических взглядов, получивших название троцкизма, на редкость гнусной системой... С чем, впрочем. можно согласиться - именно оголтелости и фанатизму Троцкого мы обязаны многими кровавыми страницами нашей революционной истории с произволом и беззаконием первых лет революции... "Пламенный трибун", блестящий оратор и публицист Троцкий снял многие моральные запреты для большевиков. Однако, этими же взглядами отличались и другие вожди, сошедшиеся с Троцким в схватке за власть.... "Чума на оба ваших дома..."



Бывший вождь и лидер, снятый со всех постов и исключенный из партии, был выдворен из страны и начал писать мемуары "Моя жизнь" в начале своего эмигрантского пути (в конце пути его ожидал карающий меч большевистского правосудия в виде ледоруба)... Будучи верным своим публицистическим приемам (Троцкий был постоянным сотрудником еще в ленинской "Искре", причем Ильич настаивал, чтобы Троцкого ввели в состав редколлегии, но ее члены сопротивлялись), он и в собственных воспоминаниях все время сбивался на пропаганду и агитацию. Но и о жизни в Российской империи в конце 19 - начале 20 веков, причем, со многими запомнившимися ему мелкими деталями. Так что цели - узнать о дореволюционной жизни в России от тех, кто видел ее своими глазами - воспоминания Троцкого вполне отвечают...
Троцкий писал:

Наше время снова обильно мемуарами, может быть, более, чем когда-либо. Это потому, что есть о чем рассказывать. Интерес к текущей истории тем напряженнее, чем драматичнее эпоха, чем богаче она поворотами. Искусство пейзажа не могло бы родиться в Сахаре. «Пересеченные» эпохи, как наша, порождают потребность взглянуть на вчерашний и уже столь далекий день глазами его активных участников. В этом – объяснение огромного развития мемуарной литературы со времени последней войны. Может быть, в этом же можно найти оправдание и для настоящей книги.

Сама возможность появления ее в свет создана паузой в активной политической деятельности автора. Одним из непредвиденных, хотя и не случайных этапов моей жизни оказался Константинополь. Здесь я нахожусь на бивуаке – не в первый раз, терпеливо дожидаясь, что будет дальше. Без некоторой доли «фатализма» жизнь революционера была бы вообще невозможна. Так или иначе, константинопольский антракт явился как нельзя более подходящим моментом, чтобы оглянуться назад, прежде чем обстоятельства позволят двинуться вперед.


Трудно сказать, насколько объективен был Троцкий в своих рассказах о прошлом. Во всяком случае, он утверждал, что проверял все сказанное документальными свидетельствами...

Правда, память не автоматический счетчик. Она меньше всего бескорыстна. Нередко она выталкивает из себя или отодвигает в темный угол такие эпизоды, какие невыгодны контролирующему ее жизненному инстинкту, чаще всего под углом зрения самолюбия. Но это уж дело «психоаналитической» критики, которая иногда бывает остроумна и поучительна, но еще чаще – капризна и произвольна.

Незачем говорить, что я настойчиво контролировал свою память через посредство документальных свидетельств. Как ни затруднены были для меня условия работы, в смысле библиотечных и архивных справок, я имел все же возможность проверить все наиболее существенные обстоятельства и даты, в которых нуждался.

Начиная с 1897 г. я вел борьбу преимущественно с пером в руках. Таким образом, события моей жизни оставили почти непрерывный печатный след на протяжении 32 лет. Фракционная борьба в партии, начиная с 1903 г., была обильна личными эпизодами. Мои противники, как и я, не щадили ударов. Все они оставили печатные рубцы.

Факты личной жизни оказались настолько тесно вплетены в ткань исторических событий, что трудно отделить одно от другого. Между тем эта книга все же не исторический труд. События взяты не по их объективной значимости, а в зависимости от того, как они были связаны с фактами личной жизни. Не мудрено, если в характеристике отдельных событий и целых этапов нет той пропорциональности, которой должно было бы требовать, если бы книга представляла собою исторический труд. Водораздел между автобиографией и историей революции приходилось нащупывать эмпирически.

Упомянутый 1903 год - время проведения II съезда партии, который в курсе истории КПСС всегда подавался как краеугольный камень в партийном развитии. Именно на нем Ленин провел "размежевание" между большевиками и меньшевиками, а Троцкий, стоявший в тот момент на позициях большевиков, так активно его поддерживал, что заслужил прозвище Ленинская дубинка. Это позже Лев Давидович начнет метаться между большевиками и меньшевиками, занимать "межфракционную позицию" и пытаться их примирить... Видимо, тогда и стали накапливаться "рубцы от ударов"...


Лейба в детстве

Конечно, был у Троцкого и некоторый элемент самолюбования...
К моменту выхода в свет этой книги мне исполнится 50 лет. День моего рождения совпадает с днем октябрьской революции. Мистики и пифагорейцы могут из этого делать какие угодно выводы. Сам я заметил это курьезное совпадение только через три года после октябрьского переворота. До 9 лет я жил безвыездно в глухой деревне. Восемь лет учился в средней школе. Арестован был в первый раз через год после окончания ее. Университетами служили для меня, как и для многих моих сверстников, тюрьма, ссылка, эмиграция. В царских тюрьмах я сидел в два приема около четырех лет. В царской ссылке провел первый раз около 2-х лет, второй раз – несколько недель. Дважды бежал из Сибири. В эмиграции прожил в два приема около 12 лет в разных странах Европы и Америки, два года до революции 1905 г. и почти десять лет после ее разгрома. Во время войны был заочно приговорен к тюремному заключению в гогенцоллернской Германии (1915 г.); был в следующем году выслан из Франции в Испанию, где после короткого заключения в мадридской тюрьме и месячного пребывания под надзором полиции в Кадиксе был выслан в Америку. Там меня застигла февральская революция. По дороге из Нью-Йорка я был в марте 1917 г. арестован англичанами и содержался месяц в концентрационном лагере в Канаде. Я участвовал в революциях 1905 и 1917 гг., был председателем Петербургского Совета депутатов в 1905 г., затем в 1917 г. Я принимал близкое участие в октябрьском перевороте и был членом советского правительства. В качестве народного комиссара по иностранным делам вел мирные переговоры в Брест-Литовске с делегациями Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии. В качестве народного комиссара по военным и морским делам я посвятил около пяти лет организации красной армии и восстановлению красного флота. В течение 1920 г. я соединял с этим руководство расстроенной железнодорожной сетью...


Глухая деревня - это поместье, которое его отец купил у отставного полковника, средняя школа - это известное училище Св. Павла в Одессе, где будущий революционер жил в семье родственников матери, родителей поэтессы Веры Инбер; университетами для него, конечно, служили тюрьма и ссылка, но сначала он поступил на физико-математическое отделение Новороссийского университета, который сам оставил, увлекшись революционными идеями... Ну и т.д.
Вообще, при чтении воспоминаний Троцкого нередко возникает ощущение, что он несколько прибедняется, пытается изображать, что его семья была проще, беднее, чем на самом деле...   Как "вождь трудового народа" хотел быть его частицей. Но порой сам же и проговаривался, опровергая свои слова. Видимо, писал книгу урывками, успевал отвлечься и забыть, о чем говорил на предыдущей странице...

Детство слывет самой счастливой порой жизни. Всегда ли так? Нет, счастливо детство немногих. Идеализация детства ведет свою родословную от старой литературы привилегированных. Обеспеченное, избыточное, безоблачное детство в наследственно богатых и просвещенных семьях, среди ласк и игр оставалось в памяти, как залитая солнцем поляна в начале жизненного пути. Вельможи в литературе или плебеи, воспевавшие вельмож, канонизировали эту насквозь аристократическую оценку детства. Подавляющее большинство людей, поскольку оно вообще оглядывается назад, видит, наоборот, темное, голодное, зависимое детство. Жизнь бьет по слабым, а кто же слабее детей?
Пропагандист... Однако, утверждать, что сам голодал и нищенствовал, все же не стал:


Мое детство не было детством голода и холода. Ко времени моего рождения родительская семья уже знала достаток. Но это был суровый достаток людей, поднимающихся из нужды вверх и не желающих останавливаться на полдороге. Все мускулы были напряжены, все помыслы направлены на труд и накопление. В этом обиходе детям доставалось скромное место. Мы не знали нужды, но мы не знали и щедростей жизни, ее ласк. Мое детство не представляется мне ни солнечной поляной, как у маленького меньшинства, ни мрачной пещерой голода, насилий и обид, как детство многих, как детство большинства. Это было сероватое детство в мелкобуржуазной семье, в деревне, в глухом углу, где природа широка, а нравы, взгляды, интересы скудны и узки.

Покупных игрушек я в детстве почти не имел. Раз только из Харькова мать привезла мне бумажную лошадку и мяч. С младшей сестрой я играл в самодельные куклы. Однажды тетя Феня и тетя Раиса, сестры отца, сделали нам несколько кукол из тряпочек, и тетя Феня навела карандашом глаза, рот и нос. Куклы казались необыкновенными, я помню их и сейчас. В один из зимних вечеров Иван Васильевич, наш машинист, вырезал и склеил из картона вагон с окнами и на колесах. Старший брат, приехавший на Рождество, сразу заявил, что сделать такой вагон можно в два счета. Он начал с того, что расклеил мой вагон, вооружился линейкой, карандашом и ножницами, долго чертил, а когда по чертежу отрезал, то вагон у него не сошелся.
Отъезжавшие в город родственники и знакомые не раз спрашивали меня: чего тебе привезти из Елизаветграда или Николаева? У меня разгорались глаза. Чего бы попросить? Мне приходили на помощь. Кто предлагал лошадку, кто книжки, кто цветные карандаши, а кто коньки. "Коньки «полугалифакс», – говорю я, так как слышал это название от брата. Те, что обещали, забывали о своем обещании, едва переступив порог. А я несколько недель жил надеждой, а потом долго томился разочарованием.

Бедный мальчик, у которого не было в детстве даже игрушек...

Но тут же оказывается, что в доме был штат прислуги. Кроме няни и кухарки есть и другие люди в услужении... Есть "белая", а значит, и "черная" (людская) кухни. Ну да, ведь будущий революционер родился в поместье с более, чем сотней десятин земли, и еще двести десятин его отец брал в аренду... Десятина земли - 1,09 гектара. Стало быть, отец Троцкого Давид Бронштейн вел хозяйство на наделе более, чем в 327 га...

Около того же времени я наткнулся на гадюку, гуляя с няней в саду. «Гляди, Лева, – сказала няня, показывая что-то блестящее в траве, – табачница зарыта в земле». Няня взяла палочку и стала раскапывать. Самой няне вряд ли было больше шестнадцати лет. Табачница развернулась, вытянулась в змею и с шипением поползла по траве. «Ай! ай!» – вскричала няня и, схватив меня за руку, быстро побежала прочь. Мне было трудно переставлять быстро ноги. Захлебываясь, я рассказывал потом, как мы думали, что нашли в траве табачницу, а оказалась гадюка.

Вспоминается еще ранняя сцена на «белой» кухне. Ни отца, ни матери дома нет. В кухне, кроме прислуги и кухарки, их гости. Старший брат, Александр, приехавший на каникулы, вертится тут же. Он становится обеими ногами на деревянную лопату, как на ходули, и долго пляшет на ней по земляному полу кухни. Я прошу брата уступить мне лопату, делаю попытку взобраться на нее, падаю и плачу. Брат поднимает меня, целует и на руках уносит из кухни.


Однако Троцкий называет своего отца "земледельцем" и приравнивает его положение к крестьянскому:

Отец мой был земледельцем, сперва мелким, затем более крупным. Мальчиком он покинул со своей семьей еврейское местечко в Полтавской губернии, чтоб искать счастья на вольных степях Юга. В Херсонской и Екатеринославской губерниях имелось в те годы около сорока еврейских земледельческих колоний с населением около 25 000 душ. Евреи-земледельцы были уравнены с крестьянами не только в правах (до 1881 г.), но и в бедности. Неутомимым, жестоким, беспощадным к себе и к другим трудом первоначального накопления отец мой поднимался вверх.

Неизвестно, от какой отправной точки Бронштейн-старший начал свой путь наверх, но Лев Давидович родился уже в собственном имении отца и другой жизни вообще-то не знал:

Вспоминаю разговор старших, за долгим зимним вечерним чаем, о том, как и когда купили Яновку, сколько кому из детей было тогда лет и когда на службу поступил Иван Васильевич. Мать говорит: «А Леву перевезли с хутора уже готовенького», – и посматривает лукаво на меня. Я умозаключаю про себя, а затем говорю вслух: «Значит, я родился на хуторе?..». «Нет, – говорят мне, – ты родился уже здесь, в Яновке».

«А как же мама говорит, что меня привезли готовеньким?»…

«Это мама так себе сказала, пошутила»… Я не удовлетворен и размышляю, что это странная шутка, но умолкаю, потому что на лицах старших вижу ту особую улыбку посвященных, которой очень не люблю.

Описывая усадьбу, Троцкий подчеркивал, что в его родном доме все было просто и бедно, прежний хозяин не успел обустроиться и оставил им только полуразрушенную землянку, крытую соломой... Но в процессе рассказа землянка превращается в дом из нескольких комнат, а усадебный двор оказывается застроенным просторными амбарами, где хранится приготовденный к продаже урожай...

Первые девять лет своей жизни я почти не высовывал носа из отцовской деревни. Звалась она Яновкою – по имени помещика Яновского, у которого была куплена земля. Старик Яновский вышел в полковники из рядовых, попал к начальству в милость при Александре II и получил на выбор 500 десятин в еще не заселенных степях Херсонской губернии. Он построил в степи землянку, крытую соломой, и такие же незамысловатые надворные строения. С хозяйством у него, однако, не пошло. После смерти полковника семья его поселилась в Полтаве. Отец купил у Яновского свыше 100 десятин да десятин 200 держал в аренде.

Вот еще одно интересное свидетельство - полковник, пошедший в армию рядовым солдатом, а значит - из простой небогатой семьи, имеет возможность "выйти в полковники" (а стало быть, и наследственное дворянство заслужить), и приличную пенсию и 500 десятин на выбор на плодородном Юге под поместье. Социальные лифты в действии...

Жили мы в том самом земляном домике, который был построен старым полковником. Крыша была соломенной, с бесчисленными воробьиными гнездами в застрехе. Стены снаружи давали глубокие трещины, и в этих трещинах заводились ужи. Их иногда принимали за гадюк, лили в щели горячую воду из самовара, но безуспешно. В большие дожди низкие потолки протекали, особенно в сенях: на земляной пол ставили чашки и тазы. Комнаты были маленькие, окна подслеповатые, в двух спальнях и детской полы были глиняные и плодили блох. В столовой настлали дощатый пол и раз в неделю натирали его желтым песком. А в главной комнате, шагов восемь длиною, которая торжественно называлась залом, пол был крашеный... В палисаднике вокруг дома росли кусты желтой акации, белых и красных роз, летом вились крученые панычи. Двор не был огражден вовсе. Большое глиняное здание под черепицей, которое строил уже отец, заключало в себе: мастерскую, хозяйскую кухню и людскую. Затем шел «малый» деревянный амбар, за ним «большой» деревянный амбар, потом «новый» амбар – все под камышом. Чтоб вода не подтекала и зерно не прело, амбары возвышались на камнях. В жару и холод под ними укрывались собаки, свиньи и домашняя птица. Куры находили там укромные места для носки яиц. Я не раз извлекал оттуда куриные яйца, ползая меж камней на животе: взрослому пролезть было невозможно. На крыше большого амбара каждый год заводятся аисты. Подняв к небу свои красные клювы, они глотают ужей и лягушек, – это страшно! Тело ужа извивается из клюва и кажется, будто змей ест аиста изнутри.

В амбаре, поделенном на закрома, свежая пахучая пшеница, шероховато-колючий ячмень, плоское, скользкое, почти жидкотекущее льняное семя, черный с синевой бисер рапса, тонкий легкий овес. Когда дети играют в прятки, то разрешается, не всегда, а при почетных гостях, прятаться даже в амбарах. Перебравшись через загородку закрома, я карабкаюсь на пшеничный холм и переваливаюсь на другую его сторону. Руки по локти и ноги по колени уходят в расплывающуюся массу; в башмаки, нередко рваные, и за пазуху набивается зерно. Дверь амбара прикрыта, и на ней для виду кем-нибудь навешивается замок, только не запертый, – этого требовали правила игры. Я лежу в прохладе амбара, погруженный в зерно, вдыхаю растительную пыль и слышу, как Сеня В., или Сеня Ж., или Сеня С., или сестра Лиза, или еще кто бродят по двору, находят спрятавшихся, но никак не могут открыть меня, утопающего в свежей арнаутке.

Конюшни, коровник, свиной хлев и птичник помещались по другую сторону дома. Все это было кое-как слеплено из глины, лозы и соломы. В сотне шагов от дома торчал высоким журавлем к небу колодец. За ним – пруд, омывавший мужицкие огороды. «Греблю» (плотину) каждую весну сносило полой водой, и ее снова укрепляли: соломой, землей, навозом. На пригорке у пруда стояла мельница. Дощатый барак укрывал десятисильную паровую машину и два постава. Здесь в ранние годы моего детства мать проводила большую часть своего трудового времени. Мельница работала не только для экономии, но и на всю округу. Крестьяне привозили зерно за 10–15 верст и платили за помол десятой мерой. В горячее время, накануне молотьбы, мельница работала 24 часа в сутки, и, когда я научился считать и писать, мне приходилось иногда взвешивать крестьянский хлеб и высчитывать, сколько причитается помолу. Когда убирали урожай, мельница закрывалась, паровик уходил на молотьбу. Впрочем, позже установлен был неподвижный двигатель, новое здание мельницы было построено из камня и черепицы, да и хозяйская землянка была заменена большим кирпичным домом под железом. Но все это произошло, когда мне подходил уже 17-й год. Во время последних своих каникул я расчислял для будущего дома пробеги между окнами и размеры дверей, но никак не мог свести концы с концами. В следующий свой приезд в деревню я видел каменный фундамент. В самом доме мне жить уже не довелось. Теперь в нем помещается советская школа…

В новом отцовском кирпичном доме (по размерам и количеству помещений пригодном для размещения школы), Троцкий так и не успел пожить... Так что все его воспоминания об играх на диване в гостиной, о приездах гостей и пр., относится именно к "землянке"...


Лев Троцкий в юности

Какие-то вспомнившиеся Троцкому детали говорят просто о стиле жизни в семье...
Самым замечательным предметом в маленьком зале были клавесины, занимавшие не меньше чем четверть комнаты. Этот предмет появился уже на моей памяти. Разорившаяся помещица, верст за пятнадцать – двадцать, переезжала в город и распродавала обстановку. У нее купили диван, три венских стула и старые, разбитые клавесины, давно стоявшие в амбаре, с оборванными струнами. За клавесины заплатили шестнадцать рублей и привезли в Яновку на арбе. Когда стали разбирать их в мастерской, из-под деки вынули пару дохлых мышей. Несколько зимних недель мастерская была занята клавесинами. Иван Васильевич чистил, подклеивал, полировал, доставал струны, натягивал, настраивал. Все клавиши были восстановлены, и клавесины зазвучали в зале, хоть идрябленькими, но все же неотразимыми голосами. Иван Васильевич перевел свои чудодейственные пальцы с клапанов гармонии на клавиши клавесины и играл камаринскую, польку и «мейн либер Августин». Стала учиться музыке старшая сестра. Бренчал иногда старший брат, который в Елизаветграде несколько месяцев обучался на скрипке. Наконец и я стал по скрипичным нотам брата наигрывать на клавесинах одним пальцем. Слуха у меня не было, и любовь моя к музыке осталась слепой и беспомощной навсегда.


Еврейская семья в начале 20 века...

Даже при условии, что отец Троцкого много работал сам, вряд ли он был способен лично обработать 300 га пашни... Надо думать, что какие-то батраки и сельхозрабочие семейством Бронштейн нанимались. А делом главы семейства была скорее торговля...
Появляются скупщики с медными сосудами и весами в аккуратных лакированных ящиках. Они делают пробу зерну, предлагают цену и суют задаток. Их принимают вежливо, угощают чаем и сдобными сухарями, но зерна им не продают. Они мелко плавают. Хозяин уже перерос эти пути торговли. У него свой комиссионер, в Николаеве. «Хай ще полежит, – отвечал отец, – зерно есть не просит». Через неделю получалось письмо из Николаева, а иногда и телеграмма: цена повысилась на пять копеек с пуда. «Вот и нашли тысячу карбованцев, – говорил хозяин, – они не валяются». Но бывало и наоборот: цены падали. Таинственные силы мирового рынка находили себе пути и в Яновку. Возвращаясь из Николаева, отец сумрачно говорил: «Кажуть, что… как ее звать… Аргентина много хлеба выкинула на сей год».


Ярмарочная площадь в Херсоне

От Яновки до ближайшего почтового отделения – 23 километра, до железной дороги – свыше 35 километров. Отсюда далеко до начальства, до магазинов, до городских центров и еще дальше до больших событий истории. Жизнь здесь регулировалась исключительно ритмом земледельческого труда. Все остальное казалось безразличным. Все остальное, кроме цен на мировой бирже зерна. Газет и журналов в деревне в те годы не получали: это явилось позже, когда я стал уже реалистом. Письма получались редко, с оказией. Иной раз сосед, захвативший из Бобринца письмо, носил его неделю и две в кармане. Получение письма было событием, получение телеграммы катастрофой.

В целом, семья была дружной, много работала, растила детей... Но то, что выросшие дети принесли им разочарования, Троцкий не скрывал...

Отец и мать прошли через свою трудовую жизнь не без трений, но в общем очень дружно, хотя были они разные люди. Мать вышла из городской мещанской" семьи, которая сверху вниз смотрела на хлебороба с потрескавшимися руками. Но отец был в молодости красив, строен, с мужественным и энергичным лицом. Он успел собрать кое-какие средства, которые в ближайшие годы дали ему возможность купить Яновку. Переброшенная из губернского города в степную деревню, молодая женщина не сразу вошла в суровые условия сельского хозяйства, но зато вошла полностью и с той поры не выходила из трудовой упряжки в течение почти 45 лет. Из восьми рожденных от этого брака детей выжило четверо. Я был пятым в порядке рождения. Четверо умерло в малых летах от дифтерита, от скарлатины, умерло почти незаметно, как и выжившие жили незаметно. Земля, скот, птица, мельница требовали всего внимания без остатка. Времена года сменяли друг друга, и волны земледельческого труда перекатывались через семейные привязанности. В семье не было нежности, особенно в более отдаленные годы. Но была глубокая трудовая связь между матерью и отцом. – Подай матери стул, – говорил отец, как только мать приближалась к порогу, покрытая белой пылью мельницы. Ставь, Машка, скорей самовар, – кричала хозяйка, еще не дойдя до дому. – Скоро хозяин будет с поля. Оба они хорошо знали, что такое предельная усталость тела.

Отец был, несомненно, выше матери и по уму, и по характеру. Он был глубже, сдержаннее, тактичнее. У него был на редкость хороший глаз – не только на вещи, но и на людей. Родители покупали вообще мало, особенно в старые годы, – и отец, и мать умели беречь копейку, но отец безошибочно понимал, что покупал. Сукно, шляпа, ботинки, лошадь или машина – у него во всем было чутье качества. «Я грошей не люблю, – говорил он мне позже, как бы оправдывая свою прижимистость, – но я не люблю, когда их нема. Беда, когда грошей треба, а их нема». Он говорил неправильно, на смеси русского и украинского языков, с преобладанием украинского. Людей он оценивал по манерам, по лицу, по всей повадке, и оценивал метко.

После многих родов и трудов мать стала одно время хворать и ездила в Харьков к профессору. Такие поездки были большими событиями, к ним долго готовились. Мать запасалась деньгами, банками с маслом, мешком со сдобными сухарями, жареными курицами и прочим. Впереди предстояли большие расходы. Профессору надо было платить по три рубля за визит. Об этом говорили друг другу и гостям, с поднятым вверх пальцем и с особенно значительным выражением лица; тут было и уважение к науке, и жалоба на то, что она так дорого обходится, и гордость тем, что есть возможность платить такие неслыханные деньги. Возвращения матери ждали с волнением. Мать приезжала в новом платье, которое казалось в яновской столовой неслыханно нарядным.

Когда дети были еще малы, отец в обращении с ними был мягче и ровнее. Мать часто раздражалась, иногда без основания, просто срывая на детях усталость или хозяйственную неудачу. В те годы считалось более выгодным просить о чем-либо отца. Но с годами отец становился жестче. Причиной были трудности жизни, хлопоты, которые росли вместе с ростом дела, особенно в условиях аграрного кризиса 80-х годов, и разочарования, принесенные детьми.



Посты из серии "Своими глазами":
Академик М.Н. Тихомиров: http://eho-2013.livejournal.com/979011.html
Писатель Л.А. Кассиль: http://eho-2013.livejournal.com/981495.html
Певица Н.В. Плевицкая: http://eho-2013.livejournal.com/991808.html
Министр-председатель Временного правительства А.Ф. Керенский:

Posts from This Journal by “история России” Tag

promo eho_2013 august 17, 2024 01:46 1039
Buy for 30 tokens
Я открываю виртуальную гостиную, чтобы каждый мог зайти сюда и встретить новых друзей. Не хочу называть это френдмарафоном, марафон это забег, а здесь будут уютные френдпосиделки. Милости прошу! Заходите в любое удобное время! Каждый может сюда заглянуть, представиться, немножко поболтать и…

Comments

( 75 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
virginian
Jun. 21st, 2017 05:44 pm (UTC)
Вот это мне понравилось:

"Искусство пейзажа не могло бы родиться в Сахаре".

Интеллектом Бог Троцкого не обидел, знал ли он только как Троцкий будет использовать его...

Спасибо, прочитал с удовольствием!

Немного о роли случая в истории:

"В амбаре, поделенном на закрома, свежая пахучая пшеница, шероховато-колючий ячмень, плоское, скользкое, почти жидкотекущее льняное семя, черный с синевой бисер рапса, тонкий легкий овес. Когда дети играют в прятки, то разрешается, не всегда, а при почетных гостях, прятаться даже в амбарах. Перебравшись через загородку закрома, я карабкаюсь на пшеничный холм и переваливаюсь на другую его сторону."

Делом в том, что эти игры на самом деле смертельно опасные, при определенных условиях зерно ведет себя как зыбучий песок, но Троцкому явно повезло.
eho_2013
Jun. 21st, 2017 06:06 pm (UTC)
Да, судьба его хранила... Вот для чего только? Бич Божий, упавший на нашу страну?

А стиль у него хороший, живой, мог бы писателем стать, так нет же, в наркомвоенморы подался.
(no subject) - virginian - Jun. 21st, 2017 06:27 pm (UTC) - Expand
(no subject) - eho_2013 - Jun. 21st, 2017 07:16 pm (UTC) - Expand
(no subject) - virginian - Jun. 21st, 2017 08:20 pm (UTC) - Expand
(no subject) - virginian - Jun. 21st, 2017 08:45 pm (UTC) - Expand
(no subject) - andrew_meh - Jun. 23rd, 2017 12:05 pm (UTC) - Expand
(no subject) - virginian - Jun. 23rd, 2017 12:28 pm (UTC) - Expand
(no subject) - andrew_meh - Jun. 23rd, 2017 02:39 pm (UTC) - Expand
(no subject) - eho_2013 - Jun. 23rd, 2017 03:19 pm (UTC) - Expand
(no subject) - andrew_meh - Jun. 23rd, 2017 06:10 pm (UTC) - Expand
(no subject) - maxim_2010 - Jun. 22nd, 2017 06:42 pm (UTC) - Expand
(no subject) - eho_2013 - Jun. 23rd, 2017 03:22 pm (UTC) - Expand
tanafi
Jun. 21st, 2017 06:21 pm (UTC)
Трудовая была семья,знали цену копеечке...
А сын пошел своей дорогой...

Edited at 2017-06-21 06:21 pm (UTC)
eho_2013
Jun. 21st, 2017 07:17 pm (UTC)
Прижимистые. Вот, что значит вовремя не покупать ребенку игрушки - вырос и стал "Демоном революции")))
pravoslavnaa
Jun. 21st, 2017 07:01 pm (UTC)
Интересная статья
eho_2013
Jun. 21st, 2017 07:16 pm (UTC)
Спасибо.
fontyler
Jun. 21st, 2017 07:48 pm (UTC)
Детство... "в глухом углу, где природа широка, а нравы, взгляды, интересы скудны и узки" Интересно, что имеется в виду под узкими нравами... Не было ни разврата, ни насилия... ну, да ладно. Самое главное, что человек с детства считал себя обиженным, что ему все не додали чего-то, вот после и вымещал на остальных свои "несчастья"?..
eho_2013
Jun. 22nd, 2017 03:18 pm (UTC)
Ну да, бедный несчастный мальчик... А купили бы ему мячик и солдатиков, история революции пошла бы другим путем?
(no subject) - fontyler - Jun. 22nd, 2017 06:07 pm (UTC) - Expand
(no subject) - eho_2013 - Jun. 22nd, 2017 06:30 pm (UTC) - Expand
(no subject) - fontyler - Jun. 22nd, 2017 07:04 pm (UTC) - Expand
aspasiaroma
Jun. 22nd, 2017 04:37 pm (UTC)
В Одесском университете помнять Троцкого
(Deleted comment)
(no subject) - aspasiaroma - Jun. 22nd, 2017 05:26 pm (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - aspasiaroma - Jun. 22nd, 2017 05:30 pm (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - aspasiaroma - Jun. 22nd, 2017 05:34 pm (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - aspasiaroma - Jun. 22nd, 2017 05:37 pm (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - aspasiaroma - Jun. 22nd, 2017 05:42 pm (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - aspasiaroma - Jun. 22nd, 2017 05:48 pm (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - aspasiaroma - Jun. 22nd, 2017 05:53 pm (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - aspasiaroma - Jun. 22nd, 2017 06:31 pm (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - aspasiaroma - Jun. 22nd, 2017 06:46 pm (UTC) - Expand
(no subject) - krupelega - Jun. 26th, 2017 11:33 am (UTC) - Expand
sergeeva777
Jun. 22nd, 2017 06:46 pm (UTC)
Еще один засланный
"Во время войны был заочно приговорен к тюремному заключению в гогенцоллернской Германии (1915 г.); был в следующем году выслан из Франции в Испанию, где после короткого заключения в мадридской тюрьме и месячного пребывания под надзором полиции в Кадиксе был выслан в Америку".
Очень оригинальные места ссылок...Еще одно доказательство, что был засланным шпионом...
eho_2013
Jun. 22nd, 2017 07:20 pm (UTC)
Re: Еще один засланный
Кстати, очень недолгие сроки арестов - арестован в Германии и... вскоре уже оказывается в воюющей с Германией Францией (вроде, и граница была закрыта), а из Франции уже выслан в Испанию, где пережил короткий арест и месяц под надзором и... высылка в США. Что за высылка такая? США - не испанская каторга, чтобы отправлять туда в ссылку, а Троцкий не гражданин США, чтобы депортировать на родину...
Есть пища для раздумий)
Re: Еще один засланный - sergeeva777 - Jun. 22nd, 2017 07:48 pm (UTC) - Expand
Re: Еще один засланный - eho_2013 - Jun. 23rd, 2017 03:23 pm (UTC) - Expand
Re: Еще один засланный - sergeeva777 - Jun. 23rd, 2017 05:03 pm (UTC) - Expand
I_Viktor_I
Jun. 22nd, 2017 07:20 pm (UTC)
Троцкий лоббировал НЭП, он был и теоретиком и практиком.
После него остались только "практики", и вследствие истребления "теоретиков", СССР самоликвидировался.
Без идей нет развития.
eho_2013
Jun. 23rd, 2017 03:28 pm (UTC)
После Троцкого кое-какие теоретики еще оставались. И хотя процесс отрицательной селекции шел постоянно, более, чем на 60 лет СССР еще хватило. Жизнь нескольких поколений.
Но с идеями в последний период было плохо, тут Вы правы. Брежневский многотомник
"Ленинским курсом" никак нельзя считать вехой в развитии теории марксизма.
oleg_zhe
Jun. 22nd, 2017 07:53 pm (UTC)
не понимаю, почему его не отравили как Свердлова и Фрунзе? зачем комедия с высылкой?
eho_2013
Jun. 23rd, 2017 03:30 pm (UTC)
Фрунзе зарезали на операционном столе...
Тиражирование однотипных сценариев = удел ремесленников. Мастера работают по вдохновению)))
starkovvik
Jun. 24th, 2017 04:50 pm (UTC)
Странные смерти внуков вождей
словно память прошедшая прожитых дней


22 декабря 2016 года на улице находят тело внука Иосифа Сталина!
9 июня 2017 года на железнодорожных путях находят тело внучки Никиты Хрущева!
Все бы ничего, да вот только смущает, что родственники первых лиц государства умирают на улице как обычные бездомные! И как то странно, что тело внука нашли на улице в день рождения прадеда!
А гибель Юлии Хрущевой под поездом сопровождалась пожаром на вокзале.

23 мая 2017 года умер другой внук Сталина.
23 мая 1924 года открылся XIII съезд ВКП(б), который имел важнейшее значение для Сталина. По его итогам Сталину удалось остаться на посту генерального секретаря и сокрушить самого главного противника — Троцкого.
Застройку сталинских Дирижабльстроя и Московского камнеобрабатывающего комбината (МКК) — инициировал мэр по фамилии Троицкий!!!

Все это просто совпадения? Или символический реванш троцкистов?
eho_2013
Jun. 24th, 2017 05:30 pm (UTC)
Смерти странные случались...

Ну, а мэр Троицкий... это уже перебор. Потомки священников носят такие фамилии - Троицкий, Преображенский, Успенский, Рождественский, данные предкам в честь церковных праздников. А Троцкий-то тут при чем? Он когда-то вписал в поддельный паспорт фамилию тюремного надзирателя из Одессы, так и пошло.
(no subject) - starkovvik - Jun. 24th, 2017 09:51 pm (UTC) - Expand
(no subject) - eho_2013 - Jun. 25th, 2017 01:59 pm (UTC) - Expand
(no subject) - starkovvik - Jun. 25th, 2017 07:33 pm (UTC) - Expand
(no subject) - eho_2013 - Jun. 25th, 2017 07:46 pm (UTC) - Expand
(no subject) - starkovvik - Jul. 13th, 2017 10:29 pm (UTC) - Expand
adamkraft
Jun. 25th, 2017 06:52 am (UTC)
А почему замалчивают гомосексуальную сторону Льва Давидовича? И ко всему этот пидераст Лев Давидович предлагал каждый год расстреливать по одному миллиону человек в России. Как вам такой расклад?
eho_2013
Jun. 25th, 2017 02:01 pm (UTC)
Этот пост - о его детских воспоминаниях. Вы полагаете все это было присуще ему уже в дошкольном возрасте?

Edited at 2017-06-25 07:47 pm (UTC)
alise84
Jun. 26th, 2017 06:26 am (UTC)
Что за прелесть комментарии. Каждый - поэма))))
eho_2013
Jun. 26th, 2017 10:55 am (UTC)
Это я еще самые забористые убрала, например, про питие крови христианских младенцев в Яновке... Знатоки на фамилию Троцкий так и потянулись, как мухи на варенье.
(no subject) - alise84 - Jun. 26th, 2017 03:32 pm (UTC) - Expand
Smiling_Monkey
Jun. 26th, 2017 08:36 pm (UTC)
Собственно Октябрьская заслуга Троцкого. Ленин где-то отсиживался в шалашах.
И Гражданская - это Троцкий. После Гражданской подавил его Ленин.
Бажанов писал: - На заседаниях Политбюро Троцкий сидел и хмуро что-то черкал в блокноте. Не было у него влиятельных сподвижников.
eho_2013
Jun. 26th, 2017 09:51 pm (UTC)
С "заслугами", собственно, все ясно. Но если не было влиятельных сподвижников, то каких же "троцкистов" несколько лет расстреливали?
(no subject) - speed_info - Jun. 27th, 2017 06:48 am (UTC) - Expand
(no subject) - eho_2013 - Jun. 27th, 2017 09:05 am (UTC) - Expand
livejournal
Jun. 26th, 2017 10:40 pm (UTC)
Своими глазами. Политик, революционер Лев Троцкий (Лей
Пользователь kolencev сослался на вашу запись в своей записи «Своими глазами. Политик, революционер Лев Троцкий (Лейба Давидович Бронштейн)» в контексте: [...] о: http://eho-2013.livejournal.com/1039172.html [...]
livejournal
Jun. 28th, 2017 09:18 pm (UTC)
Своими глазами. Политик, революционер Лев Троцкий (Лей
Пользователь almaz4012 сослался на вашу запись в своей записи «Своими глазами. Политик, революционер Лев Троцкий (Лейба Давидович Бронштейн)» в контексте: [...] о: http://eho-2013.livejournal.com/1039172.html [...]
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 75 comments — Leave a comment )

Profile

джейн
eho_2013
eho_2013

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com