eho_2013 (eho_2013) wrote,
eho_2013
eho_2013

Categories:

Странные домики Марины Цветаевой. Часть 2

цвет.доска.2

Только в 1914 году Марина Цветаева смогла найти дом в Борисоглебском переулке, где ей захотелось поселиться вместе с мужем. Здесь молодые супруги планировали устроить наконец "семейное гнездо".
Квартира Марины была на втором этаже, замысловатой планировки - комнаты были в трех уровнях, связанных коридорами, лесенками, ступеньками; семь "светлых" комнат и несколько "темных". В одних были высокие, лепные потолки, в других - низкие и скошенные; были потолки стеклянные, была мансарда под крышей... В комнатах обнаруживались арки, ниши, альковы, изразцовые "голландки", камины... В общем, квартира вполне отвечала прихотливым вкусам хозяйки, обставившей ее красивой и необычной антикварной мебелью, что придавало жилищу изысканный и экзотический вид.

В этом доме у Цветаевой и Эфрона бывали Константин Бальмонт, Илья Эренбург, Осип Мандельштам, поэтесса Софья Парнок, князь Сергей Волконский, Павел Антокольский и студийцы Вахтангова... Рядом, в Николопесковском, жила Татьяна Шлецер, вдова композитора А.Н.Скрябина, с которой Марина очень дружила.

цвет.дом.б.г
Дом-музей Марины Цветаевой в Борисоглебском переулке

В Борисоглебском было написано множество Марининых стихотворений, ныне знаменитых... В этом доме Марина пережила Первую мировую войну и революцию 1917 года... Здесь родилась вторая дочь Марины - Ирина, умершая в трехлетнем возрасте в лихолетье Гражданской войны... Отсюда ходила Марина на свои "советские службы" - в "Наркомнац" в Трубниковский переулок, в "Монпленбеж" (комитет по делам пленных и беженцев) на Смоленский бульвар...
  Первая жена П.Г. Антокольского, Н.Н. Щеглова-Антокольская, в своих воспоминаниях упомянула о Маринином доме в Борисоглебском: "А Марина тогда жила в переулочке - там, где была Собачья площадка, в таком странном доме. Возле него стояло, да, наверное, и сейчас стоит, скособоченное дерево. А странным мне этот дом показался потому, что никак нельзя было понять расположение комнат.
  Когда я вошла в комнату Марины, меня, помню, поразил интерьер этой комнаты: посередине стоял шкаф, у которого не было дверок, ни задней стенки, он походил на арку. В этом шкафу стояло чучело лисицы, все без шерсти. И на этом чучеле сидела Аля, семилетняя дочка Марины.
  Сама Марина показалась мне какой-то очень уж будничной. Мятая юбка, вытянутая вязаная кофта. Я не знала о чем с ней разговаривать".
  Бытовые тяготы послереволюционных лет угнетали Марину. Шкаф без дверок и полок - в печи было сожжено то, что проще отломать. Антикварная мебель, с любовью подобранная для семейного гнезда, исчезала в печке-"буржуйке". У Али, "маленькой принцессы", которой Марина мечтала устроить счастливое детство в сказочном борисоглебском доме, вместо игрушек - облезлое чучело. Изысканная, утонченная Марина встречает гостей в растянутой вязанке... Лишь душа поэтессы сохранила былую утонченность, и изысканность стиха никто не смог отнять у Марины.


цвет.памят
Памятник Марине Цветаевой в Борисоглебском переулке

Вероятно, у жены Антокольского были основания опасаться влияния Марины Цветаевой на мужа, и этим объяснялся ее несколько недоброжелательный взгляд. Имя Антокольского нередко мелькает в стихах Марины 1919 года...

Павлу Антокольскому
Дарю тебе железное кольцо:
Бессонницу - восторг - и безнадежность.
Чтоб не глядел ты девушкам в лицо,
Чтоб позабыл ты даже слово - нежность.

Чтоб голову свою в шальных кудрях
Как пенный кубок возносил в пространство,
Чтоб обратило в угль - и в пепл - и в прах
Тебя - сие железное убранство.

Когда ж к твоим пророческим кудрям
Сама Любовь приникнет красным углем,
Тогда молчи и прижимай к губам
Железное кольцо на пальце смуглом.

Вот талисман тебе от красных губ,
Вот первое звено в твоей кольчуге, -
Чтоб в буре дней стоял один - как дуб,
Один - как Бог в своем железном круге!


Или вот эти всем знакомые строки:

Друзья мои! Родное триединство!
Роднее чем в родстве!
Друзья мои в советской - якобинской -
Маратовой Москве!

С вас начинаю, пылкий Антокольский,
Любимец хладных Муз,
Запомнивший лишь то, что - панны польской
Я именем зовусь...

Впрочем, и Антокольский порой отвечал Марине стихами:

Пусть варвары беснуются в столице,
В твоих дворцах разбиты зеркала...
Доверил я шифрованной странице
Твой старый герб девический — Орла!

Мне надо стать лгуном, как Казанова,
Перекричать в палате мятежей
Всех спорщиков и превратиться снова
В мальчишку и глотателя ножей.
(Павел Антокольский. Марине Цветаевой)

  Много позже, в 1930 году, в одном из частных писем Цветаева напишет: "...Я могла бы быть первым поэтом своего времени, знаю это, ибо у меня все, все данные, но - своего времени я не люблю, не признаю его своим..."
  Из дома в Борисоглебском Марина уехала с маленькой Алей за границу в 1922 году, когда узнала, что после разгрома Белой гвардии ее муж Сергей Эфрон оказался в эмиграции в Европе...

цвет.дом.б.г.1
Борисоглебский переулок (улица Писемского) в конце 1970-х годов, справа - обветшавший, но еще крепкий дом Марины Цветаевой

  Квартира Марины вскоре сделалась коммунальной, жильцов "уплотняли" все больше и больше, в конце концов здесь поселилось свыше 40 человек. В конце 1930-х годов было принято решение о сносе дома в Борисоглебском переулке. Но к выполнению, как это бывает, приступали очень медленно, и начавшаяся война отложила эти планы. Дом ветшал и превращался в трущобы... В 1979 году вновь встал вопрос о сносе дома. Общественность стала добиваться, чтобы дом сохранили и превратили в музей. Но городские власти оставались глухи к этим просьбам. Коммуналку расселили, дом подготовили к сносу, отключили свет и отопление... Но оказалось, что даже один человек способен сделать очень много, если он неравнодушно относится к жизни. Одна скромная, интеллигентная женщина, Надежда Ивановна Катаева-Лыткина, сохранила для Москвы культурное достояние. Она несколько лет провела в аварийном, промерзающем доме, отказываясь его покидать и препятствуя всем попыткам сноса. А деятели культуры, московская интеллигенция и самые широкие слои общественности, все, кому была небезразлична история Москвы и русская поэзия, тем временем продолжали вести борьбу за дом. Только в годы перестройки вопрос удалось решить положительно, и дом в Борисоглебском поставили на реставрацию, весьма и весьма затяжную...
В 1990 году был официально зарегистрирован новый культурный объект по этому адресу, и лишь в 1992 году, когда отмечалось столетие поэтессы, в доме № 6 по Борисоглебскому переулку наконец открылся музей Марины Цветаевой.
Н.И. Катаева-Лыткина, благодаря энтузиазму которой музей появился, оставалась его научным руководителем вплоть до дня своей смерти в 2001 году.


цвет.дом.лест
Лестница в квартире Марины Цветаевой

   Но в то время, когда Марина остановила свой выбор на прихотливой квартире в Борисоглебском переулке, все эти события были далеко впереди. Летом 1914 года Марина и Сергей, молодые, счастливые, переезжают на новую квартиру, которая так им нравится и где они намерены "вить гнездо".


цвет.инт.муз
Интерьер дома-музея Цветаевой

За всеми хлопотами, связанными с поиском нового дома, переездом, обустройством, материнскими заботами, Марина не осознала - началась война, Россию затягивает страшный водоворот исторической трагедии. Марина и Ася Цветаевы, далекие от политики, полагали, что война скоро кончится, что это не всерьез, и удивлялись, что Волошин, оказавшийся за границей, в письмах негодует и шлет обличительные антивоенные стихи. Москва стала пустеть. "Как ножом отрезало многих друзей. В каждой семье не хватало кого-то", - вспоминала Анастасия.

  В город пошли эшелоны с ранеными. В родительском доме в Трехпрудном и в Маринином "собственном" в Первом Казачьем переулке на Полянке разместились военные госпитали. Война все не кончалась...
Tags: Цветаева, литература, музеи, памятники, поэзия, поэты, старая Москва, стихи
Subscribe

  • Встреча Нового года 110 лет назад...

    Газета "Русское слово" о встрече Нового 1911 года в Москве, номер от 1 (14) января 1911 года: Встреча Нового года Парадный зал…

  • Новые веяния

    В Москве при Музее Москвы открылся Музей самоизоляции, посвященный пандемии ковида в творческом переосмыслении художников и горожан. Это совместный…

  • Реинкарнация ГЭС-2 на Болотной набережной

    В Москве на Болотной набережной сейчас проходят масштабные работы по реконструкции здания дореволюционной электростанции и превращения ее в…

Buy for 40 tokens
Беда не приходит одна Если кто ещё помнит одного из самых ярких блогеров Живого Журнала Рому Петрова romapetrov, то этот пост для вас. Ромы с нами уже нет, однако в его семье продолжают происходить неприятные вещи, так год назад папа Ромы перенес инсульт и мы с вами помогли ему…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments