eho_2013 (eho_2013) wrote,
eho_2013
eho_2013

Categories:

Ах, Арбат, ты мое отечество... Пушкинский круг. Часть 1

кр10

За время царствования Александра I в жизни московского дворянства произошли перемены, ставшие особенно очевидными после событий 1825 - 1826 гг. Глава жандармерии граф Бенкендорф, по роду службы отслеживая процессы, влиявшие на настроения в обществе, обратил на это внимание государя Николая I в своем отчете о деятельности за 1827 г.: "Во времена императрицы Екатерины II высшее московское общество, - писал шеф жандармов, - представляло  собой как бы особый род дворянской республики и руководило общественным мнением. Теперь оно лишено всякого морального авторитета, и общественное мнение исходит из кругов средних классов".
Количество дворян в Москве в первой половине ХIХ в. колебалось от 4,5 до 8% всего населения. В 1829 г. их было 24 тысячи человек. Холерный 1830 г. сократил численность московского дворянства на 6500 человек. И все же население усадеб - дворянские семьи вместе с дворней и лицами, проживавшими в их домах, составляли 10 - 13% всех жителей Москвы.

пушк.дом
Дом-музей А.С. Пушкина на Арбате

Район Арбата, по определению (столь часто цитируемому) князя Кропоткина, "Сен-Жерменское предместье" Москвы, во многом влиял на стиль жизни московского дворянства, на то, что Пушкин называл "невинные странности москвичей". Одним из ярких выразителей этих "невинных странностей" был граф Федор Толстой-Американец, родственник Льва Толстого, обаятельный скандалист, хорошо известный всей Москве. Он проживал в Сивцевом Вражке (дом не сохранился). И воистину Толстой-Американец был одним из самых знаменитых жителей Арбата тех времен. Это его портрет увековечил в "Горе от ума" А.С. Грибоедов:
          "Но голова у нас, какой в России нету,
          Не надо называть, узнаешь по портрету:
          Ночной разбойник, дуэлист,
          В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,
          И крепко на руку не чист;
          Да умный человек не может быть не плутом.
          Когда ж об честности высокой говорит,
          Каким-то демоном внушаем:
          Глаза в крови, лицо горит,
          Сам плачет, и мы все рыдаем."
По отцовской линии Ф.И. Толтой происходил из рода графов Толстых, возвысившихся при Петре I. Тогда предок Толстых оказал царю важную услугу - вернул в Россию бежавшего за границу царевича Алексея.
Лев Толстой писал о своем двоюродном дяде , как о человеке, имевшем "редкостные природные задатки, которые получили самое уродливое развитие".
ф.т.
Федор Толстой в молодости

Будучи офицером Преображенского полка граф Ф. Толстой прославился необузданным нравом, гульбой с дикими выходками, карточной игрой, эксцентрическими пари, амурными связями и непрестанными дуэлями. Современники утверждали, что он застрелил в поединках 11 человек.
Бесконечные скандалы, связанные с его именем, вынудили Ф. Толстого рано уйти в отставку. Но отставка из полка только развязала руки искателю приключений, забияке и бретеру. Он совершил полет на воздушном шаре, прославившись как воздухоплаватель. В 1803 г., спасаясь от суда после дуэли с полковником Дризеном, Толстой принял участие в первой русской кругосветной экспедиции капитан-лейтенанта И.Ф. Крузенштерна, записавшись добровольцем в команду фрегата "Надежда". По иронии, в списках он фигурировал в качестве "молодой благовоспитанной особы". Но привычку к шальным выходкам "благовоспитанная особа" сохранила и в море. Когда корабли экспедиции остановились у Маркизских островов, Толстой отправился в гости к королю острова Нукагива Танеге. Граф несколько дней пропадал у туземцев, вернулся весь изукрашенный местными татуировками и с ручной обезьяной.
Обезьяна Толстого много безобразничала на корабле. Однажды, забравшись в каюту капитана, она стала хозяйничать на письменном столе и залила чернилами корабельный журнал. Толстой получил выговор и за проделки обезьяны, и за свои собственные - он напоил допьяна корабельного священника, а когда батюшка уснул прямо на палубе, припечатал его бороду к палубным доскам императорской печатью. Обиженный "придирками" Крузенштерна, Толстой попытался поднять мятеж и сместить капитана. Потерявший терпение Крузенштерн высадил Толстого на одном из Алеутских островов, где непутевый граф провел несколько лет.
Федор Толстой подружился с аборигенами. Украшавшие его тело татуировки приводили местных жителей в полный восторг. В конце концов граф вернулся в Петербург, овеянный славой бесстрашного путешественника. По рассказам Толстого, алеуты полюбили его так сильно, что просили остаться с ними и стать их царем, но граф такой возможностью пренебрег. После этих похождений и приклеилось к Толстому прозвище Американец.
В 1812 г. Ф. Толстой пошел на войну в качестве рядового ополченца, принимал участие в Бородинском сражении, где был ранен. За мужество он получил солдатский Георгиевский крест. Этой наградой граф гордился всю жизнь. В отставку он вышел полковником и поселился в Москве, на Арбате. Дом графа стоял на углу Сивцева Вражка и Калошина переулка. Впрочем, и в Петербурге Ф. Толстой часто бывал.

фед.т.
Федор Толстой-Американец

Он любил устраивать у себя дружеские пирушки, на которые приглашались Давыдов, Жуковский, Вяземский... Там было много веселья, шуток, вкусной еды - Толстой считался самым утонченным гурманом не только России, но и всей Европы. Приглашались цыгане, шла игра в карты по-крупному. В карты Ф. Толстой играл своеобразно - как он сам утверждал, приходилось "оплошности фортуны исправлять ловкостью рук".
А.С.Пушкин написал на Ф.Толстого эпиграмму:
          "В жизни мрачной и презренной
          Был он долго погружен.
          Долго все концы вселенной
          Осквернял развратом он.
          Но, исправясь понемногу,
          Он загладил свой позор,
          И теперь он - слава Богу -
          Только что картежный вор..."
В молодости Пушкин считал Ф. Толстого врагом - легкомысленный граф распускал про поэта сплетни. Делал это Толстой скорее всего не по злобе, а из привычки приврать ради красного словца. Ну рассказывал знакомым о крамольных стихах Пушкина, приведших к ссылке поэта в Бессарабию и, чтобы расцветить историю яркими красками, добавил от себя, что Пушкин был по высочайшему повелению порот... А горячий Александр Сергеевич счел оскорбление столь сильным, что поклялся, узнав о сплетнях уже в ссылке, Американцу отомстить. Пустив в свет убийственную эпиграмму, Пушкин стал готовиться к дуэли. Но в последующие шесть лет враги не могли встретиться для взаимного удовлетворения в поединке - то Пушкин в южной ссылке, то в Михайловском... Не успел поэт вернуться в Москву по повелению Николая I, как послал секунданта, своего прятеля С. Соболевского, к Толстому с вызовом - а Американца-то и не оказалось в городе...

пушк1
Пушкин готовился к дуэли серьезно, зная опыт Толстого в подобных делах и горький счет пораженных им противников. Поэт регулярно тренировался в стрельбе из пистолета, мечтая встретиться с Американцем у барьера.
Но годы шли, горечь обиды забывалась, враги становились старше и мудрее... В конце концов, стараниями общих друзей и прежде всего великого "дипломата" Соболевского, Пушкин и Толстой помирились и стали приятелями. Отголоски переживаний поэта можно обнаружить в повести "Выстрел".
В 1828 г. Федор Толстой, уже в числе близких людей, присутствовал на первом чтении "Полтавы", только что законченной поэтом. Ему же Александр Сергеевич отчасти обязан и своим браком с Натальей Гончаровой. Граф, узнав, что Наталья Николаевна на одном из балов чрезвычайно понравилась Пушкину, и будучи  близким другом Гончаровых, ввел поэта в их дом. Пушкин называл Толстого своим "сватом".
Считается, что черты своего приятеля Пушкин придал фигуре Зарецкого, секунданта Онегина на дуэли с Ленским.
                      "Зарецкий, некогда буян,
                      Картежной шайки атаман,
                      Глава повес, трибун трактирный,
                      Теперь же добрый и простой,
                      Отец семейства холостой."

онегин.дуэль
Образы Долохова в "Войне и мире" и графа Турбина в "Двух гусарах" тоже отчасти навеяны впечатлениями Л.Н. Толстого от личности его неординарного родственника.
Сохранился список "Горя от ума" Грибоедова, в котором рукой Ф. Толстого сделаны правки - граф пытался "подредактировать" образ Загорецкого. Вместо "в Камчатку сослан был" он пометил: "Не сослан был, а черт носил". А строку "и крепко на руку не чист" граф заменил на "в картишки на руку не чист" и добавил на полях: "Для верности портрета сия поправка необходима, чтобы не подумали, что ворует табакерки со стола".
Дом Толстого-Американца в двух шагах от Арбата на углу Сивцева Вражка и Калошина переулка просуществовал до 50-х гг. ХХ в. Тогда и снесли целый квартал домов старой застройки, дабы возвести на этом месте "кремлевскую" поликлинику - помпезное здание, "придавившее" окружающие его ампирные особняки.
"... Окинем взглядом стоящую напротив каменную глыбу, казалось бы непонятно каким образом ворвавшуюся в этот тихий уютный старомосковский уголок. Так вот. На месте этой глыбы еще до середины нынешнего века стоял дом, с которым для Пушкина было связано много жизненных впечатлений и переживаний", - писал об этом квартале исследователь Арбата Им. Левин.
Еще один знаменитый московский "чудак" (как называли его современники) Павел Воинович Нащокин проживал по соседству с Ф. Толстым-Американцем, в Гагаринском переулке, д. № 4. Большой друг Нащокина А.С. Пушкин часто бывал в этом гостеприимном доме и даже жил с 6 по 24 декабря 1831 г. Правда, богемная обстановка в доме Нащокина казалась слишком суетной даже Александру Сергеевичу, не являвшемуся, как известно, сторонником чрезмерного благочиния и чопорности. Вот как описывал он в письме к жене свои впечатления от дома Нащокина: "Здесь мне скучно; Нащокин занят делами, а дом его такая бестолочь и ералаш, что голова кругом идет. С утра до вечера у него разные народы: игроки, отставные гусары, студенты, стряпчие, цыганы, шпионы, особенно заимодавцы. Всем вольный вход; всем до него нужда; всякий кричит, курит трубку, обедает, поет, пляшет; угла нет свободного - что делать?.. Вчера Нащокин задал нам цыганский вечер; я так от этого отвык, что от крику гостей и пенья цыганок до сих пор голова болит".

Nashokin_by_Mazer
Павел Нащокин

Но хотя Пушкин и позволял себе по-приятельски поворчать на Нащокина, их соединяла самая верная и преданная дружба.
Познакомились Пушкин и Нащокин еще в Царском Селе - Александр Сергеевич учился в Лицее, а Нащокин - в Благородном пансионе при Лицее, где вместе с Павлом Воиновичем воспитывался Левушка Пушкин, младший брат поэта. Впоследствии Пушкин и Нащокин встречались в Петербурге, но по-настоящему сдружились в Москве, когда Пушкин вернулся из ссылки. Открытый, искренний характер и склонность к добрым чудачествам привлекали к Нащокину людей. Среди его друзей были В.А. Жуковский, Е.А. Баратынский, Н.В. Гоголь, В.Г. Белинский, П.А. Вяземский, актер М.С. Щепкин, композиторы М.Ю. Вильегорский и А.Н. Верстовский, художники К.П. Брюллов и П.Ф. Соколов... Современники говорили, что половина Москвы была в родстве с Нащокиным, а другая половина - его ближайшие друзья. Н.В. Гоголь писал Нащокину: "...Вы не потерялись ни разу душой, не изменили ни разу ее благородным движениям, умели приобрести невольное уважение достойных и умных людей и с тем вместе самую искреннюю дружбу Пушкина".
"Любит меня один Нащокин".., "Нащокин здесь одна моя отрада", - писал Пушкин из Москвы в письмах к жене. "...С ним я забалтываюсь", - утверждал Пушкин. Действительно, многие вспоминают их "бесконечные беседы". Темы поднимались самые разные - Пушкин читал Нащокину черновики новых произведений и выслушивал мнение друга, рассказывал о самых потаенных впечатлениях своей жизни и движениях души. Например, только Нащокину мог доверить Пушкин свои страшные детские впечатления от смерти брата Николая в 1807 г. (Эта смерть потрясла восьмилетнего Александра).

пушк
Необузданная, но артистичная натура Нащокина все время толкала его на приключения. Однажды, влюбившись в красавицу-актрису Асенкову, он переоделся в девушку и поступил к своему кумиру в горничные. (Эту историю Пушкин использовал для сюжета "Домика в Коломне"). То Нащокин увлекался алхимией, то сходился с карточными шулерами. Заинтересовавшись цыганской певицей Олей, он выкупил ее у цыганского хора и поселил в своем доме на положении жены. Позже Нащокин обвенчался все-таки с другой женщиной. Он встретил внебрачную дочь своего дальнего родственника, рожденную от крепостной служанки, и влюбился. Пушкин посоветовал другу жениться и был на его свадьбе.
Нащокин был незаурядным рассказчиком. Пушкин, использовавший сюжеты его рассказов (например, нащокинская история о разбойнике-дворянине Островском подсказала сюжет "Дубровского"), уговаривал Павла Воиновича писать хотя бы воспоминания о своей богатой событиями жизни. "Что твои мемории? - спрашивал Пушкин друга в письме. - Надеюсь, ты их не бросишь". Пушкин собирался опубликовать эти "мемории", подвергнув их литературной обработке. Но "Воспоминания" Нащокина так и не были закончены, хотя листы с пушкинскими правками сохранились. "Труд упорный ему был тошен. Ничего не вышло из пера его".
Пушкин, попадая в затруднительные обстоятельства, нередко обращался к Нащокину за помощью, а случалось, и сам выручал его в денежных делах. Близко знавший Нащокина актер Н.И. Куликов вспоминал, что Нащокин "жил уже именно по широкой русско-барской натуре, и, где только требовалось, делал добро, помогая бедным, и давал взаймы просящим, - никогда не требуя отдачи и довольствуясь только добровольным возвращением". Давать же самому Нащокину в долг друзья не боялись. Пушкин, находясь перед женитьбой в самых стесненных обстоятельствах, был вынужден заложить 200 душ крепостных. Однако из полученной суммы выделил 10 000 рублей, чтобы дать в долг Нащокину. В письме Плетневу, рассказывая о распределении своего скудного для дворянина, вступающего в брак, дохода, он упоминает: "10 000 Нащокину для выручки его из плохих обстоятельств: деньги верные". Сумма полученного залога быстро разошлась, заказывать к свадьбе приличный фрак было дорого. Пушкин венчался во фраке Нащокина. Очевидцы упоминали, что в этом же венчальном фраке поэта и похоронили после роковой дуэли.

нащ39
Павел Воинович Нащокин с семейством

Главное чудачество Нащокина, не понятое современниками, и по достоинству оцененное только потомками - знаменитый "маленький домик". Мечтая сохранить память об интерьере своего дома, связанного с именем Пушкина и других великих гостей, Нащокин заказал макет своего особняка со всей обстановкой. Домик размером 2,5 на 2 метра был выполнен из красного дерева. В нем размещались два жилых этажа и подвал. Точные копии предметов обстановки были заказаны на лучших фабриках и в лучших мастерских того времени, только пропорции их сильно уменьшились в сравнении с оригиналами. (Подробнее о домике Нащокина см. http://eho-2013.livejournal.com/41156.html )
"Предположив себе людей в размере среднего роста детских кукол, - писал Н.И. Куликов, - он по этому масштабу заказывал первым мастерам все принадлежности к этому дому"...
Стол в столовой был накрыт самым изысканным образом - стройные лиловые бокалы, зеленые фужеры в форме тюльпана, столовое серебро, самовары. Стены домика украшали картины в золоченых рамах. Бронзовая люстра с хрусталем, ломберный столик с картами, бильярд, подсвечники со свечами - все, что необходимо для жизни.
Пушкин был в восторге от этой затеи. В декабре 1831 г. он писал жене: "Дом его (помнишь?) отделывается; что за подсвечники, что за сервиз! Он заказал фортепьяно, на котором играть можно будет пауку и судно, на котором исправится разве шпанская муха". В другом письме Пушкин заметил: "Домик Нащокина доведен до совершенства - недостает только живых человечков!"
Прислушавшись к мнению друга, Павел Воинович поселил в домике и человечков - заказанных на фарфоровом заводе в Петербурге миниатюрных двойников Пушкина, Гоголя, самого себя...
Современники удивлялись, что он "затратил десятки тысяч рублей, чтобы соорудить двухаршинную игрушку - нащокинский домик". Теперь эта игрушка - бесценный памятник московского быта пушкинских времен - находится во Всероссийском музее А.С. Пушкина в Петербурге.
Нащокину несколько раз приходилось менять свои московские адреса, по которым он снимал квартиры. Один из самых знаменитых адресов Павла Воиновича - дом Ильинской (Гагаринский переулок, д. № 4). Он и послужил моделью "нащокинского малого домика". Дом на углу Гагаринского и Нащокинского переулков отмечен мемориальной доской. Однако настоящий нащокинский особняк к 70-м гг. ХХ в. настолько обветшал, что было принято решение разобрать его и возвести новый, "по образцу и подобию того, который находился на этом месте 160 лет назад". (С. Романюк. "Из истории московских переулков"). Правда, второй деревянный этаж был заменен на каменный, но в целом реставраторы старались придерживаться старого проекта и даже частично восстановили внутреннее оформление комнат, руководствуясь уцелевшими деталями и нащокинским "макетом". А еще один арбатский адрес, по которому проживал Нащокин - Большой Николопесковский переулок, д. № 5 - остался только в памяти. Старинного особнячка, где была квартира Павла Воиновича, уже нет.
Жившие по соседству Федор Толстой и Павел Нащокин конечно же были знакомы и знакомство постепенно переросло в большую дружбу.
Началась дружба за ломберным столом - Толстой-Американец и Нащокин однажды всю ночь напролет играли в карты. Толстому показалось, что Нащокин устал и утратил бдительность. Граф стал плутовать. Но Нащокина провести было непросто. Вспыхнула ссора, Толстой схватился за пистолеты. Павел Воинович держался с таким достоинством, так остроумно отвечал ему, что Толстой восхитился его благородством. Со словами: "Наконец-то я встретил порядочного человека!" он протянул Нащокину руку. С тех пор два эксцентричных москвича подружились. Они вместе устраивали пирушки, охотились, ездили к цыганам. Однажды даже вместе попали в тюрьму - Нащокин за какую-то провинность был арестован, а Толстой потребовал, чтобы их вместе заключили под стражу, так как он не может наслаждаться свободой, когда человек, который благороднее и честнее его, находится в тюрьме. Ему отказали, но Толстой, подравшись с тюремным начальством, добился своего и разделил с Нащокиным казенный кров.
f_tolstoy
Толстой-Американец в старости

Толстой-Американец был на 19 лет старше своего друга Павла Нащокина. Умер он буквально "на руках" у Павла Воиновича.
Говоря об арбатских друзьях Пушкина, нельзя не упомянуть еще двух близких поэту людей - Сергея Соболевского и Дениса Давыдова.

Продолжение следует.
Tags: Арбат, Нащокин, Пушкин, Толстой-Американец, былое, история Москвы
Subscribe
promo eho_2013 august 17, 2024 01:46 1146
Buy for 30 tokens
Я открываю виртуальную гостиную, чтобы каждый мог зайти сюда и встретить новых друзей. Не хочу называть это френдмарафоном, марафон это забег, а здесь будут уютные френдпосиделки. Милости прошу! Заходите в любое удобное время! Каждый может сюда заглянуть, представиться, немножко поболтать и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments