eho_2013 (eho_2013) wrote,
eho_2013
eho_2013

Category:

О тайном браке великого князя Михаила Александровича

1912 год оказался очень трудным для императорского семейства, едва не потерявшего Алексея. Но все же после тяжелейшей болезни состояние цесаревича постепенно улучшилось, и угроза его жизни миновала. Однако приступ вызвал временное омертвение левой ноги, которая полностью утратила чувствительность и почти в течение целого года оставалась скрюченной. Алексей не мог ходить и даже вытянуть ногу. Только к лету 1913 года удалось при помощи массажа и громоздких ортопедических аппаратов поставить мальчика на ноги. Александра Федоровна крайне тяжело перенесла его болезнь. Николай недаром писал матери про любимую жену, что «ее собственное здоровье подорвано: бедное сердце болит от пережитого страшного напряжения». Это заметила и его сестра Ольга, вернувшаяся из поездки в Данию: «Алики стала совершенно больной женщиной. Дыхание ее было частым и болезненным. Я часто замечала, что у нее синеют губы. Постоянная тревога о здоровье Алексея окончательно подорвала ее здоровье».

Мих.ал.репин
Илья Репин. Этюд к портрету великого князя Михаила Александровича

Между тем, осень 1912 года принесла еще одну неприятность Романовым. Феликс Юсупов, уже метивший в то время в члены семьи (у него начался роман с Ириной, племянницей Николая II), вспоминал: «Осенью состоялось бракосочетание великого князя Михаила Александровича с г-жой Вульферт. Этот брак огорчил всю императорскую семью, особенно вдовствующую императрицу Марию Федоровну. Великий князь Михаил был единственным братом государя и после царевича Алексея наследовал трон. Теперь же ему пришлось покинуть Россию и жить за границей с женой, получившей титул графини Брасовой. (…) Этот брак нанес урон престижу монархии. Личная жизнь тех, кто однажды может возглавить государство, интересам государства и долгу налагаемому положеньем, обязана подчиняться».
Мих.ал.нат.вул
Михаил Александрович и Наталья Вульферт

Наталья Брасова-Шереметевская-Мамонтова-Вульферт была не просто неподходящей партией. По российским законам член царствующего дома не имел права вступать в неравнородный брак и жениться на разведенной женщине, а эта дама, дочь присяжного поверенного, была разведена уже дважды. Но Михаил мечтал об этом браке, тем более что у них с Натальей Вульферт (фамилия ее второго мужа) был двухлетний сын Георгий. Великий князь считал, что должен исполнить свои обязательства перед любимой женщиной и матерью собственного ребенка, и не желал, чтобы мальчик рос с вечным клеймом «незаконнорожденного». Но в императорском семействе об этом и слышать никто не хотел. Мать долго относилась к Михаилу как к несмышленому ребенку. Он уже перешел рубеж тридцатилетия – вполне зрелый и ответственный возраст для мужчины, а Мария Федоровна все продолжала давать ему родительские наставления: «Ты должен подавать всем хороший пример и никогда не забывать, что ты сын своего Отца. И это только из-за любви к тебе, мой дорогой Миша, я пишу эти слова, а не для того, чтобы огорчить тебя. Но иногда я так беспокоюсь за твое будущее и боюсь, что по причине твоего доброго сердца ты позволяешь себе втягиваться в какие-то истории, и тогда ты кажешься не таким, какой ты есть на самом деле. Я прошу у Бога, чтобы он сохранил тебя и управлял тобой и чтобы Он сохранил в тебе веру в Него».
Михаил был человеком увлекающимся и постоянно пылко в кого-то влюблялся.

МФ.дети
Мария Федоровна с сыновьями Михаилом и Георгием (скончался в 1899 году) и дочерью Ольгой

Первым его серьезным увлечением стала кузина принцесса Беатрис, дочь герцога Эдинбургского и Саксен-Кобург-Готского и сестры Александра III Марии Александровны. Православная церковь не допускала браки между двоюродными братьями и сестрами, но Михаил довольно долго морочил девушке голову романтическими письмами: "Я всё время думаю о Вас, моя дорогая, и так ужасно хочу быть рядом с Вами. Одно Богу известно, как Вы мне нужны…" К обиде несостоявшейся невесты влюбленных все-таки разлучили.

беатрис.эдинбург
Принцесса Беатрис Леопольдина Виктория Эдинбургская

Следующим страстным увлечением Михаила стала фрейлина Александрина Коссиковская, которую при дворе называли Диной. Родные полагали, что у великого князя и хорошенькой фрейлины просто флирт, когда выяснилось, что молодые люди тайно встречаются и даже планируют убежать за границу и вступить в брак. Николай пытался образумить брата, а тот донимал его нытьем, что любит Дину, и без нее ему "скучно", и требовал позволить эту женитьбу. Но не прошло и года, как Михаила захлестнула новая любовь - к жене офицера Вульферта...
Надо напомнить, что и отец Михаила, Александр III, и дед, Александр II, в молодые годы тоже влюблялись в «неподходящих» особ и мечтали о браке с ними. Но родители, во избежание подобного развития событий, подбирали им других невест, которые быстро вытесняли из сердец легкомысленных царевичей память о первой любви. Однако Марии Федоровне даже в голову не пришло найти для взрослого сына Михаила, изнывающего от желания создать семью, «подходящую» невесту.
Может быть, на раннем этапе отношений Михаила и его дамы, когда роман великого князя лишь начинался, и ни особых взаимных обязательств, ни общего ребенка у влюбленных не было, появление невесты, отвечающей династическим требованиям (что вовсе не означало глупости или уродливости претендентки) могло бы отвлечь Михаила от роковой, дважды разведенной красавицы. Но… Жениться на Наталье Вульферт царскому брату категорически запрещалось, а никакой альтернативы предложено не было. Мать лишь брала с него обещание, что он будет «верен заветам отца» и не вступит в «разнородный» брак. Михаил обещал. Но эти обещания со временем забывались.

Мих.ал.нат.серг
Михаил Александрович и Наталья Сергеевна Вульферт

Когда угроза нежелательного брака становилась особенно острой, за ним следили буквально как за несмышленышем и боялись оставлять великого князя без присмотра. В сложном, во всех отношениях сложном 1906 году (когда у Михаила в разгаре был роман с фрейлиной Коссиковской, а у его брата-императора - борьба с незатухающей революцией, терроризмом, оппозиционной Думой, погромами и ликвидация последствий только что завершившейся войны с Японией), Николай писал Марии Федоровне: «Я вполне понимаю твое желание поехать в Данию и там встретиться с тетей Аликс. Но Мише лучше оставаться здесь, по-моему. Он не будет один в Гатчине, т.к. Ксения и Сандро пробудут там до сентября.
А после их отъезда он может переехать к нам, так что один он не останется. Надо помнить, милая Мама, что Миша теперь в ненормальном состоянии и поэтому в течение некоторого времени можно опасаться un coup de tete! Ксения и Сандро, Ольга и Петя будут за границею. Если Миша будет в Дании, он может отпроситься поехать к ним, и тебе будет трудно отказать ему в этом. Кто может поручиться, что она не приедет к нему и что они все-таки повенчаются?
Ведь надо все предвидеть, а то, что я пишу, вполне возможно, к сожалению».

Мих.ал
Тогда старшему брату удалось уберечь Михаила от неразумного, по мнению Николая, поступка. Но шесть лет спустя, осенью 1912 года, когда внимание императора и его близких было полностью отдано маленькому больному Алексею, едва не расставшемуся с жизнью, тридцатичетырехлетний Михаил за границей тайно обвенчался с дамой своего сердца. Брак Михаила Александровича был устроен с такой ловкостью и так неожиданно для близких, что лучшим комментарием к событию могут служить полицейские документы, являющиеся отражением слежки за великим князем с целью «недопущения» этого брака.
Надзор за братом царя продолжался несколько лет, были задействованы лучшие силы зарубежной агентуры, и все же царские агенты остались в дураках. С осени 1911 года это важное задание было поручено не просто офицерам, а генерал-майору жандармского корпуса, который наделялся особыми полномочиями:
«Весьма секретно
Сентября 6-го дня 1911 года.
В Российско-императорские посольства, миссии и консульства.
Податель сего генерал-майор корпуса жандармов Александр Васильевич Герасимов командируется по высочайшему повелению за границу с поручением принять все меры к недопущению за границей брака госпожи Брасовой (Вульферт) с великим князем Михаилом Александровичем.
Во исполнение высочайшего повеления поручаю Российским посольствам, миссиям и консульствам за границею оказать генерал-майору Герасимову необходимое содействие к успешному исполнению возложенного на него поручения и к производству, в случае надобности, ареста лиц по указанию генерал-майора Герасимова.
Временно управляющий
министерством иностранных дел А. Нератов».
(Интересно, арест каких лиц планировалось произвести ради «успешного исполнения возложенного  поручения»?)
И все же, спустя год с небольшим, 21 ноября (4 декабря по европейскому стилю) 1912 года из Парижа была отправлена шифрованная телеграмма на имя директора Департамента полиции, свидетельствующая, что генерал-майор Герасимов высокого доверия не оправдал:
«По полученным сведениям, в субботу тринадцатого ноября к графу Брасову* в Канн явился флигель-адъютант государя императора для объявления ему от имени его величества запрещения въезда в Россию.
Означенное высочайшее повеление вызвано сделавшимся известным в Петербурге фактом бракосочетания графа Брасова с госпожою Вульферт, которое будто бы состоялось в Вене летом этого года и совершено было румынским священником. Граф Брасов очень удручен и никуда не выходит.
№ 382».
(Священник оказался не румынским, а сербским, но дела это не меняло).

Мих.ал.сын
Михаил Александрович с сыном Георгием

Полученное следом донесение заведующего заграничной агентурой А. Красильникова директору департамента полиции С.П. Белецкому раскрывало подробности дела:
«Ваше превосходительство Степан Петрович.
Телеграммою от 21 ноября (4 декабря) с.г. за № 382, я имел честь донести вашему превосходительству, что, по полученным сведениям, бракосочетание его императорского высочества великого князя Михаила Александровича с г-жою Вульферт состоялось в Вене, будто бы, летом сего года.
Между тем, великий князь Михаил Александрович в течение минувшего лета пребывал в России, насколько мне известно, большею частью находясь в Гатчине, а за границу изволил отбыть лишь в сентябре месяце, причем с самого приезда его императорского высочества в Берлин была установлена охрана, от которой, казалось, не могла бы укрыться поездка великого князя в Вену.
Произведя конфиденциально по этому поводу расследование как в Киссингене, так и в Берлине и Вене, ныне имею честь доложить вашему превосходительству, при каких обстоятельствах и в какое именно время состоялось вступление в брак его императорского высочества.
Выехав из России за границу 12/25 сентября, великий князь остановился в Берлине в отеле «Эспланад» и прожил там вместе с госпожою Вульферт до 24 сентября (7 октября), когда прибыл в Киссинген, где госпожа Вульферт лечилась в санатории д-ра Аполанта.
В последних числах октября, по окончании курса лечения г-жи Вульферт, великий князь решил свой отъезд из Киссенгена в Канн. 27 октября н. ст. великий князь по телеграфу из Киссингена запросил отель «Эспланад» в Берлине, нельзя ли будет приобрести для него на 29-е октября спальные места от Франкфурта на Майне до Парижа. На утвердительный ответ отеля, великий князь 28 октября просил записать ему на 29 октября 4 спальных места и 4 места 1 класса до Парижа. На другой день, 29 октября, его императорское высочество по телеграфу известил отель «Эспланад», что места ему не нужны.
Видимо, вдруг изменив свое решение, великий князь 29 октября объявил своим спутникам, что выезжает с г-жею Вульферт в этот день в автомобиле через Швейцарию и Италию в Канн, а дети, сопровождающие их лица и прислуга поедут по железной дороге через Париж в Канн.
В тот же день, 29 октября, великий князь с г-жею Вульферт доехали в автомобиле только до г. Вюрцбурга, где они сели в поезд железной дороги, следовавший через Мюнхен и Зальцбург в Вену, куда его императорское величество прибыл утром 30 октября и остановился в отеле «Тегетгоф». В тот же день, в 4 часа пополудни, великий князь и г-жа Вульферт проехали в сербскую церковь св. Саввы (Weitgasse, 3), где и совершился обряд бракосочетания.
Запись произведена при этом следующая: Михаил Александрович, русский великий князь, род. 22 ноября 1878 года в С.-Петербурге, и дворянка Наталья Брасова, род. 7 июня 1880 г. в Pezowa,  близ Москвы (написание названия этого загадочного населенного пункта в ближнем Подмосковье оставим на совести руководителя зарубежной агентурой господина Красильникова; позже установили, что это Перово. – Е.Х.).
31 октября его императорское высочество с г-жею Вульферт выехали из Вены через Мюнхен, где провели сутки, в Канн, куда прибыли утром 3 ноября.
Автомобиль и его шофер были доставлены в Канн по железной дороге из г. Вюрцбурга.
Для всех окружающих великого князя и г-жу Вульферт лиц поездка их в Вену осталась совершенно неизвестной. По приезде в Канн его императорское высочество заявил, что закончил путешествие по железной дороге вследствие усталости г-жи Вульферт.
Из доложенных данных можно прежде всего заключить, что совершение брака решилось по каким-то неизвестным причинам, как будто бы неожиданно, ибо 28 октября его императорское высочество, телеграфируя в Берлин для заказа на 29-ое число спальных мест от Франкфурта до Парижа, видимо, совершенно не имел в виду быть 30 октября в Вене.
Выезд в Вену неожиданно решился лишь на другой день, 29-го октября, и уже 30-го, в день приезда в Вену, совершается и самый обряд венчания.
Вместе с тем само собой объясняется, каким образом охрана, установленная при великом князе, могла не узнать о поездке его императорского высочества в Вену, а следовательно, и о состоявшемся там бракосочетании.
Во время предшествовавших пребываний великого князя Михаила Александровича за границей, агенты заграничной агентуры во время поездок его императорского высочества на автомобиле повсюду сопровождали великого князя на особом моторе. В нынешний же выезд великого князя за границу командированный для ведения охраны старший агент Бинт получил в Берлине от генерал-майора Герасимова распоряжение при поездках великого князя на автомобиле не сопровождать его императорское высочество на моторе, а только следовать в поезде за лицами свиты и багажом.
Не сопровождая великого князя в поездке на автомобиле, охрана ничего узнать не могла, ибо направление и цель поездки остались законспирированными от самых близких лиц.
Прошу ваше превосходительство принять уверение в глубоком моем уважении и искренней преданности.
А. Красильников
№ 1638.   Париж.
17/30-го декабря 1912 г.»
Мих.ал.жена
Михаил с женой

Продолжение следует.
Tags: Дом Романовых, Николай II, великий князь Михаил Александрович, императрица Мария Федоровна, семья
Subscribe
promo eho_2013 august 17, 2024 01:46 1146
Buy for 30 tokens
Я открываю виртуальную гостиную, чтобы каждый мог зайти сюда и встретить новых друзей. Не хочу называть это френдмарафоном, марафон это забег, а здесь будут уютные френдпосиделки. Милости прошу! Заходите в любое удобное время! Каждый может сюда заглянуть, представиться, немножко поболтать и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments