eho_2013 (eho_2013) wrote,
eho_2013
eho_2013

Categories:

Арбатский уголок

Дома №№ 15 и 17 по Арбату на углу Большого Афанасьевского переулка построены в начале ХХ века. Для каких-то городов, дома, перешагнувшие столетний юбилей - уже историческая застройка. Но для Москвы - не Бог весть какая древность, тем более, для Арбата, разменявшего шестую сотню лет.
Arbat_15
В 1991 году при проведении капитального ремонта Центр археологических исследований Москвы провел раскопки во дворах этих домов. Были обнаружены интересные предметы допетровских времен, в частности, художественно выполненные ажурные бронзовые нательные кресты ХVII века, украшенные надписью "Иисус Христос - царь славы".
        Во второй четверти ХIХ века на месте дома № 15 в двухэтажном здании размещалась маклерская контора А. Хлебникова, занимавшегося вопросами аренды и продажи недвижимости. Именно здесь был оформлен договор о найме Александром Сергеевичем Пушкиным квартиры в доме Хитрово на Арбате (в том самом, где теперь музей поэта).

пушк.дом
Арендованный Пушкиным дом на Арбате (№ 53).

Александр Сергеевич "вил гнездо" к свадьбе. Документ, оговаривающий условия найма, обнаружил в архивах известный исследователь-москвовед Сергей Романюк.
пушк
        В 1910 году этот земельный участок и строение приобрел купец С. Бобавич. Обветшавшее здание бывшей маклерской конторы было снесено, на его месте выстроили доходный дом, стоящий здесь и поныне (архитектор Франц Когновицкий). До революции 1917 года и во времена НЭПа здесь находился популярный книжный магазин "Московский", в котором любила бывать творческая интеллигенция.
        На территории дома № 17 в ХVIII - начале ХIХ века располагалась усадьба Александра Ивановича Фонвизина, брата известного драматурга и отца декабриста Михаила Александровича Фонвизина. Их родственник, драматург Д.И. Фонвизин, автор "Недоросля", бывая в Москве, останавливался в этом доме.
Денис Иванович Фонвизин, переехав в Петербург, тосковал по оставленной Москве - здесь он родился, здесь прошли его детство и юность, здесь жили близкие, родные люди - родители, братья П.И. и А.И. Фонвизины, сестра Ф.И. Аргамакова. "Мне истинно те дни и милы, когда приходит сюда из Москвы почта...", - писал Д.И. Фонвизин родным из Петербурга. Приезжая в Москву, он был желанным гостем в арбатской усадьбе брата, и мог вволю наблюдать нравы и типы московского дворянства, стиль здешней жизни.
                   Я знаю, что Москва свои имеет нравы,
                   Где сердце веселят различные забавы,
                   Какое множество в Москве прекрасных лиц!
                   Там всякий рай найдет в собрании девиц...

Фонвизин Михаил Александрович | Фонвизин Михаил Александрович (племянник Д.И. Фонвизина) | Русская портретная галерея
Декабрист Михаил Александрович Фонвизин, племянник драматурга

        От Фонвизиных арбатская усадьба перешла к отцу другого популярного в свое время писателя Владимира Соллогуба, графу Александру Ивановичу Соллогубу. По рождению Соллогубы принадлежали к высшим кругам титулованной аристократии. Дед писателя, родовитый польский магнат, женился на дочери знатного царедворца Льва Нарышкина. Екатерина II поощряла браки между русскими и польскими аристократами и покровительствовала таким парам. Близкий к императорскому престолу Нарышкин был не чужд новым веяниям - три его дочери были выданы за поляков и зятьями царедворца стали граф Соллогуб, князь Любомирский и князь Понинский. Сын Нарышкина, Дмитрий Львович, также женился на польской красавице Марии Четвертинской. Об этих браках писал в книге "Старая Москва" М.И. Пыляев. Вероисповедание (католическое либо православное) детям от смешанных браков родители выбирали по желанию. Императрица была уверена, что потомки польских родов, проживая в России, рано или поздно примут русскую веру. К третьему поколению так и получилось почти во всех подобных семьях.
соллогуб.а.и.
Граф Александр Иванович Соллогуб

Отец писателя, Александр Соллогуб был католиком, а его сын, Владимир уже принял православие. И сын, и отец славились своими изысканными, аристократическими манерами, "версальскими", по воспоминаниям современников. Жизнь в Петербурге, Париже, Москве, где Соллогубы были заметными фигурами в высшем свете, накладывала определенный отпечаток на характер как старшего, так и младшего графа. Театралы, меценаты, остроумцы, они отличались некоторой артистической богемностью, граничащей с легкомыслием. И все же литературные опыты Владимира Соллогуба были весьма высоко оценены современниками. Белинский ставил его в один ряд с Лермонтовым и Гоголем, и Пушкин, приятель Соллогуба, хвалил ранние рассказы начинающего писателя.

соллогуб.в.а.
Граф Владимир Александрович Соллогуб

        Отношения Пушкина и Соллогуба не всегда складывались просто - в начале 1836 года они чуть-чуть не оказались у барьера. Владимир Соллогуб всегда восхищался женой поэта Натальей Пушкиной. ("Да, это была настоящая красавица, и недаром все остальные даже из самых прелестных женщин меркли как-то при ее появлении", - писал Соллогуб в своих воспоминаниях.)  Несколько неосторожных слов, сказанных им однажды Наталье Николаевне, были неправильно истолкованы, среди общих знакомых поползла сплетня, в результате Пушкин вызвал легкомысленного графа на дуэль. Длительные разъезды Соллогуба по делам службы отсрочили дату поединка, а когда в мае 1836 года враги встретились в Москве, страсти уже улеглись, несостоявшиеся дуэлянты примирились и позже стали приятелями.
        Когда в семейной жизни Пушкина сгустились настоящие тучи, и его знакомые стали получать грязные анонимки, порочащие поэта и его жену, Владимир Соллогуб тоже получил экземпляр пресловутого "диплома". Догадавшись, что может быть в этом конверте, граф, не вскрывая письма, отвез его к Пушкину и предложил свои услуги в качестве секунданта. "Эти слова сильно тронули Пушкина", - вспоминал Соллогуб.
        Дуэль Пушкина с Дантесом могла состояться еще в ноябре 1836 года, но Соллогуб, вызвавшийся быть секундантом, сделал все, чтобы ее предотвратить. Однако великий поэт не был доволен таким поворотом событий...
        Усилия графа оказались тщетными. Судьба Пушкина была предопределена - роковой поединок на Черной речке предотвратить не удалось никому... Воспоминания Соллогуба о трагических днях 1836 - 1837 гг. помогают воссоздать внутреннюю логику поступков людей, сопричастных печальным событиям. Это взгляд не стороннего наблюдателя - это оценка человека из ближнего пушкинского круга.
        Как литератор, граф Соллогуб не вошел в число русских классиков первой величины. И все же его творчество не забыто. Современные исследователи отмечают самобытность его лучших произведений.

беда.от.нежн.1975
Сцена из телеспектакля "Беда от нежного сердца" (1975)

        Водевиль писателя "Беда от нежного сердца" до сих пор не сходит с театральных подмостков. Иногда можно увидеть и телевизионную версию этого спектакля, роли в котором исполняли  артисты Ленкома. Знатокам русской литературы знакомо еще одно сверхпопулярное в свое время произведение писателя - "Тарантас". Здесь явно нашли отражение московские впечатления, полученные Соллогубом в окрестностях Арбата.
        "Несколько дней спустя на Собачьей площадке в маленьком деревянном домике происходила необыкновенная суматоха. На дворе ямщик хлопотал около почтовых лошадей; по лестнице бегали и суетились служанки; в комнатах по полу валялись чемоданы, ящики, веревки, сено и всякая дрянь. В мезонине Василий Иванович стоял перед зеркалом и приготовлялся к дороге" (В.А. Соллогуб. "Тарантас").

Фронтиспис к повести В. А. Соллогуба «Тарантас». Гравюра на дереве, раскраска. 1845.
Иллюстрация к повести "Тарантас"

        В своих воспоминания Владимир Соллогуб писал: " Родители мои предполагали основаться в Москве и (...) приобрели дом. Отец умел устраивать изящно и уютно свои местопребывания, был докой в организации праздников, домашних спектаклей, концертов, обедов и разных увеселений. Эту способность я наследовал, и она сделалась едва ли не главною чертой моей художественности. Я слышал, что московский дом моих родителей был игрушкой. Но эта игрушка скоро погибла от страшной игры  наполеоновского честолюбия".
      В 1812 году, отправив семью в тыловой Ярославль, Александр Соллогуб участвовал в обороне Москвы в качестве ординарца московского генерал-губернатора графа Ростопчина и своими глазами видел страшный пожар древней столицы. Ужасы наполеоновского нашествия так повлияли на Александра Соллогуба, что после войны он с семьей переехал в Петербург, не найдя в себе сил вернуться на "черное пепелище".
        Интересно, что бывшие владельцы арбатской усадьбы - Фонвизин и Соллогуб, поочередно проживавшие в одном и том же доме, и погребены "по соседству" друг с другом, на кладбище Донского монастыря в Москве.
        А старинная усадьба не сохранилась. В конце ХIХ века многократно перестроенный особняк приобрел купец О.Ф. Бромлей, и после сноса дворянской усадьбы возвел знакомый нам дом.

арбат.15_17
Дома №№ 15 и 17 на Арбате в начале 1970-х годов
Tags: Арбат, Пушкин, былое, декабристы, писатели, старая Москва
Subscribe
promo eho_2013 august 17, 2024 01:46 1146
Buy for 30 tokens
Я открываю виртуальную гостиную, чтобы каждый мог зайти сюда и встретить новых друзей. Не хочу называть это френдмарафоном, марафон это забег, а здесь будут уютные френдпосиделки. Милости прошу! Заходите в любое удобное время! Каждый может сюда заглянуть, представиться, немножко поболтать и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments