August 28th, 2013

вера

Московский модерн. Доходные дома: с френдленты

Оригинал взят у about_artart в Московский модерн. Доходные дома
В конце XIX - начале XX в. в условиях экономического и промышленного роста в Москве начался настоящий строительный бум. Повсюду возводились сверхсовременные многоэтажные доходные дома "со всеми удобствами" (паровое отопление, канализация, электричество, лифты), предназначавшиеся для сдачи внаём жилья, магазинов, конторских помещений (т.е. офисов), "нумеров" (гостиниц).

Экономический подъем в России перед первой мировой войной привел к появлению достаточно большого числа людей так называемого среднего класса, которые хотели жить в достойных благоустроенных домах, но средств на собственный особняк у них не хватало. Такой социальный заказ и привел к появлению добротных доходных домов, многие из которых по качеству архитектуры не уступали частным особнякам, только размером были поболе и ростом повыше (на взгляд современников "уроды, - грузные, в шесть этажей"). На фасадах стали появляться эркеры, которые позволяли добавить света в помещения, кроме того, они зрительно разделяли поверхность фасада, скрадывая протяженность дома. В доходных домах, в отличие от особняков, редко делали окна сложной криволинейной формы, но размеры, пропорции окон и виды остекления также разнообразны. Все архитектурные элементы используются для придания индивидуальности образу здания, большое внимание уделяется оформлению балконов, их решеток и консолей. Кровельные карнизы часто делали изогнутыми ( такие плавные, напоминающие поля шляпы, изгибы характерны для многих доходных домов, построенных Львом Кекушевым). Стены многих домов декорированы мозаичными и майоликовыми вставками, иногда на поверхности стен выписаны целые панно, самое огромное из них - знаменитая "Принцесса Греза" Врубеля на стене Метрополя. Еще одна примета стиля - маскароны, чаще всего в виде женских лиц или голов животных.

Для привлечения клиентов владельцы с архитекторами старались всячески украсить парадные фасады своих домов; на дворовые же фасады с "чёрной" лестницей для прислуги особо не тратились. Здания эти - добротные, солидные и как правило красивые постройки во всевозможных архитектурных стилях: в 1880х/1890х господствовала эклектика и "псевдорусский стиль", в 1900х - модерн, в в 1910х - "неоклассика".

***
Подробности о каждом здании можно узнать, кликнув по фотографии.
Название снимка появляется при наведении курсора.
***


Фотографии в альбоме «Доходные дома» laroksana на Яндекс.Фотках

Доходный дом Л.А.Энгельбрехта
Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

promo eho_2013 август 17, 2024 01:46 1173
Buy for 30 tokens
Я открываю виртуальную гостиную, чтобы каждый мог зайти сюда и встретить новых друзей. Не хочу называть это френдмарафоном, марафон это забег, а здесь будут уютные френдпосиделки. Милости прошу! Заходите в любое удобное время! Каждый может сюда заглянуть, представиться, немножко поболтать и…
вера

Дом Нирензее в Гнездниковском переулке

Оригинал взят у sir_roof в Дом Нирензее в Гнездниковском
В этом году исполняется 100 лет знаменитому дому Нирензее.
Я так часто рассказываю о нём на своих экскурсиях, что начал испытывать чувство неловкости (и перед слушателями, которым могу поведать лишь малую частичку того, что знаю, и перед самим "домом холостяков", о котором сейчас вроде бы что-то пишут, но не сказать что удачно). Попробую сделать то, что в моих силах.


Тучерез

Есть особые ворота и особые дома…
Арсений Тарковский


Он появился на свет в центре столицы, в двух шагах от Пушкинской площади, благодаря человеку со странной для русского уха фамилией Нирензее. Необычная фамилия была под стать личности, от которой не осталось ни единой достоверной фотографии, чья судьба известна только по слухам и даже имя в различных источниках пишется по-разному: то Эрнст-Рихард Нирнзее, то Эрнест (Ришард) Нирензее, причём буква «е» в фамилии появляется явно лишь по той причине, что для русского человека сочетание звуков «рнз» труднопроизносимо. Поскольку правды всё равно не узнать и чтобы не мучиться, будем называть его просто Эрнест Карлович Нирензее.


Эрнст-Рихард Нирнзее... А может быть, и не он вовсе...

Неизвестно, где этот человек получил квалификацию архитектора (чертежи своих первых построек в Москве он подписывал как «техник архитектуры»), но строил он много и успешно: почти 40 домов за 14 лет. Главным образом это были доходные дома – на них в начале ХХ века существовал такой спрос, что Нирензее ежегодно выполнял два-три заказа, а в хороший год мог работать над пятью или шестью, – и это не считая тех зданий, которые Эрнест Карлович строил уже для себя.
В смысле потребительских качеств дома его настолько хороши, что больше половины из них дожили до наших дней, и квартиры в них недёшевы (правда, ещё и потому, что стоят они на Тверской-Ямской, у Патриарших и в других престижных местах).

И всё же, хотя и много в Москве его построек, но когда говорят «дом Нирензее», подразумевают именно этот.
В чём же заключалась его необычность тогда, в 1913 году?
И что ещё произошло с ним такого, от чего десятиэтажный жилой дом сделался единственным и неповторимым?..


Страстная площадь с видом на дом Нирензее, снимок до 1933 года

Первый московский небоскрёб (впрочем, во времена постройки этого дома английское слово skyscraper переводили как «тучерез») поражал воображение современников. Построенный всего за год, дом взметнулся на девять этажей, причём на его плоскую крышу хитроумный архитектор поставил ещё один этаж, десятый – не очень заметный снизу, зато со смотровой площадкой, откуда можно было обозревать практически всю Москву.

Электрические лифты, собственная телефонная подстанция, паровое отопление – оценить это по достоинству могли только люди образованные или хотя бы побывавшие внутри здания; но вот когда на город надвигались грозовые тучи, то голубоватые огоньки, мерцавшие на стальных ограждениях смотровой площадки, были видны всем. Кто из курса гимназии помнил про огни св. Эльма, те не беспокоились, зато прочую публику чрезвычайно  нервировали «чёртовы фонари», мерцавшие аккурат наискосок от Страстного монастыря.
Поползли разговоры о том, будто бы иеромонахов попросили изгнать нечисть, да только не стали чернецы этим заниматься, отказались. Или же попробовали, но не вышло у них. Так или иначе, домовладельцу шумиха  пошла на пользу: ведь те господа, на которых он рассчитывал в качестве квартирантов, если чего и боялись, то уж точно не Врага рода человеческого. А расчёт у Эрнеста Карловича имелся, и очень точный.
Collapse )