April 27th, 2014

джейн

"Магический реализм" Янчжоу Ли

Китайский художник Янчжоу Ли, профессор Академии изящных искусств Таньцзина, известен как мастер "магического реализма". Он так использует цвет и свет, что изображает обычные предметы на своих натюрмортах с  "повышенным чувством реальности"...



Collapse )
promo eho_2013 august 17, 2024 01:46 1173
Buy for 30 tokens
Я открываю виртуальную гостиную, чтобы каждый мог зайти сюда и встретить новых друзей. Не хочу называть это френдмарафоном, марафон это забег, а здесь будут уютные френдпосиделки. Милости прошу! Заходите в любое удобное время! Каждый может сюда заглянуть, представиться, немножко поболтать и…
джейн

Начало Первой мировой войны. Впечатления...


Вдовствующая императрица Мария Федоровна

Объявление войны застало вдовствующую императрицу Марию Федоровну у родственников в Англии. Конечно, это известие ее расстроило и вызвало мрачные предчувствия. За два дня до того, как война была объявлена России, она написала дочери Ксении: «Кажется, что все с ума сошли; не верится, что все это так скоро могло случиться. Я совершенно подавлена… Все, что произошло, так ужасно и так страшно, что слов нет. Боже мой, что нас еще ожидает и как все это кончится?»
Но все же до конца осмыслить происходящее, оценить весь масштаб разворачивающейся трагедии было трудно даже ей, пожилой, опытной, много повидавшей и по-житейски мудрой женщине. В день объявления войны Мария Федоровна записала в своем дневнике:
«19 июля / 1 августа. Суббота.
Сегодня я провожу последний день с моей дорогой Аликс. Как это ужасно! Неизвестно, когда мы теперь снова сможем увидеться. Уж конечно, не в этом году, раз начинается война! В 1 час дня позавтракали. Затем, попрощавшись с Луизой и ее дочерью, Совералом, Луизой Л., Пробиным, Шарлоттой и всеми остальными, мы с Аликс направились на станцию. Там нас уже ждали Джорджи* и Мэй, а также Бенкендорфы, все посольство и Кастенскьольд. В полном отчаянии я расстаюсь с моей любимой Аликс! Какое жестокое прощание в этот такой ужасно серьезный момент. Переезд прошел прекрасно! В 5 ¼ прибыли в г. Кале, где меня должна была встретить Ксения. Однако ее там не оказалось. Она встретила меня лишь в Бельгии. Она потеряла всех своих людей и весь свой багаж».
Да, несмотря на слова про «такой ужасно серьезный момент», Мария Федоровна пока настроена несколько легкомыленно. Увы, очень скоро для нее станет очевидным, что есть горшие беды, чем временная разлука с любимой сестрой, друзьями и родственниками и потерянный багаж дочери.





* имеются в виду английский король Георг V и его супруга.

Но пробираясь домой, в Россию по охваченной военным безумием Европе, Мария Федоровна все глубже и острее осознавала, как на глазах меняется жизнь. Буквально на следующий день после начала войны, 2 августа по европейскому стилю ей пришлось столкнуться с новыми реалиями. В своем дневнике она в этот день записала:
«Во Франции нас повсюду встречали возгласами: «Vive la Russie*. Мобилизация идет полным ходом. В Германии ничего не было заметно до тех пор, пока мы не прибыли в предместья Берлина, где лица прохожих дышали ненавистью. Когда же мы въехали в Б[ерлин] – отвратительное место – в поезде появился Свербеев и сообщил, что объявлена война, а также, что мне не разрешено пересечь германскую границу. Он сам был как помешанный. Видно было, что он совершенно потерял голову и уже не был послом. Он сказал мне, что м[маленькая] Ирина находится здесь с семьей Юсуповых и что все они арестованы. Слыхано ли что-либо подобное! Какие подлецы!»
Collapse )