May 7th, 2016

антик

Было - стало... Большой Левшинский переулок

Всегда бывает интересно сравнить старые и современные фотографии московских улиц и определить - что изменилось. Вот фотографии Большого Левшинского переулка, сделанные в 1913 году, и сегодняшние.
Большому Левшинскому повезло, он сохранил свои очертания и даже часть старых построек, которые могут служить ориентирами... И все же за прошедший век многое изменилось.


Угол Большого Левшинского и Денежного переулков, вид в сторону Смоленского бульвара...


Collapse )
Buy for 40 tokens
МОСТ НАД ПРУДОМ С ВОДЯНЫМИ ЛИЛИЯМИ Клод Моне Бэнкси переосмыслил полотно Клода Моне. Общество потребления загадило и прекрасный пруд с лилиями. Работа Бэнкси ушла с молотка за 7,5 миллионов фунтов стерлингов всего за 8 минут после начала торгов на аукционе…
антик

Выпьем же в Остии славной! Из записок легата преторианцев

Выпьем же в Остии славной!
Оригинал взят у legatus_pretor в Выпьем же в Остии славной!
Знаменитый поэт из плебеев Сергий Фунис и его бродячая труппа «Остия», составленная из самых разных лицедеев, набранных в кварталах Субура, не столь давно порадовала римлян песенкой и спектаклем «В красных сандалиях, в тунике дивной с воздушным подолом» - это сочинение Фуниса стало столь популярным, что его распевают даже дикие умбры в своих дремучих лесах, а уж что говорить о гражданах Империи!

Однако, Сергий Фунис не стал останавливаться на достигнутом и почивать на лаврах, и к вящей радости квиритов создал новую постановку – «Сок виноградной лозы выпьем же в Остии славной!» посвященной любимому портовому городу и его удивительным обитателям. Едва спектакль был показан в одном из амфитеатров Рима, как моментально обрел неслыханную популярность не только среди городского плебса, но и у патрициев и магистратов. Поговаривают, на одном из представлений инкогнито присутствовал даже Божественный Август, большой ценитель стихов Фуниса!

Новая история Сергия Фуниса рассказывает нам о простых гражданах – небогатом юноше из незнатного рода, служащем у грубого торговца рабами, девице из винной лавки на улице Decumanus Maximus, столь же страдающей от невоспитанности своего нанимателя; она всего лишь решила дать молодому человеку в долг амфору с прекрасными критским вином, но злонравный и скупой хозяин выгнал девицу на улицу, отчего сия молодая пара принялась злоупотреблять вином и попадать в множество самых нелепых, а потому вполне обыденных для Остии историй. Из-за них разбойники швырнули в Тибр легионера городской когорты, который, спасшись из бурных волн, присоединился к веселой попойке. Затем эта троица попыталась нанять повозку, чей возница был родом откуда-то не то из Дакии, не то из Мезии и не знал как проехать по Остии, позже в развеселую компанию вошла почтенная матрона, трудившаяся на поприще обучения отроков прекрасному искусству древности – матрона же произнесла со сцены фразу, которая явно войдет в лексикон римлян:

- ...Александр Канно, великий римский поэт, писал по этому поводу следующее строки... [цитата не приводится полностью из соображений нравственности]

Попойка, к которой присоединялись все новые и новые обитатели Остии, завершилась поздним вечером у храма Марса на Марсовом же поле. Сия поэма, повествующая об освобождении граждан от рабства и рутины повседневности, пришлась по душе уже многим сотням квиритов, и лишь набирает популярность – думается, распевать эти строки будут с таким же упоением, как и стихи про красные сандалии!

Так выпьем же, любезные граждане, за гений Сергия Фуниса,! И да будут к нему благосклонны Каллиопа и прочие музы! Выпьем же сок виноградной лозы в Остии славной!

https://www.youtube.com/watch?v=1ugivNRYfjc


Collapse )
джейн

Особняк С.П. Рябушинского

Оригинал взят у olgado в Особняк С.П. Рябушинского
"В старинном доме есть высокий зал,
Ночью в нем слышатся тихие шаги,
В полночь оживает в нем глубина зеркал,
И из них выходят друзья и враги"
К. Бальмонт, "Старый дом"


  В начале прошлого века, когда началось строительство особняка Рябушинского, Малая Никитская выглядела провинциально и довольно просто. Невысокие каменные и деревянные дома с мезонинами, булыжная мостовая, поросшая травой, по которой свободно прогуливались куры. За особняками были небольшие палисадники, а за ними в сторону Гранатового переулка простирался большой пустырь, заросший крапивой, бурьяном и одуванчиками, на нем обычно играли дворовые дети. По улице изредка проезжала коляска или нагруженный ломовик, из садов весной шел густой запах сирени, а летом тянулся легкий парок самоварного дыма, там под старыми липами горожане пили чай. Под звон колоколов храма Большого Вознесения, в котором когда-то венчался А.С. Пушкин с красавицей Натали, тихая и малолюдная улица оживала, весь окрестный люд: чиновники, купцы, дворяне, все от мала до велика, направлялись в храм. Так неспешно и просто жили москвичи, но этот мир начал стремительно меняться в начале 1900-х годов. Перемены не обошли стороной и Малую Никитскую — на ней появился изысканный особняк в стиле модерн, построенный одним из самых модных московских архитекторов Федором Осиповичем Шехтелем.



Collapse )