eho_2013 (eho_2013) wrote,
eho_2013
eho_2013

Categories:

О царской каторге

О царской каторге написано было немало, но писали чаще всего отвлеченно - как там гнили и гибли безвинно, лишь за революционные идеалы... И особенно зверской представала женская каторга, куда в "столыпинских вагонах" везли мучениц-революционерок, чудом избежавших казни. Между тем, можно ознакомится не абстрактными рассуждениями, а воспоминаниями тех, кто там побывал. В 1920-х в журнале "Каторга и ссылка", издававшемся Обществом политкаторжан и ссыльнопоселенцев, регулярно печатались воспоминания каторжанок.
"Жертвы царизма" обычно попадали туда за террористические акты, связанные с убийствами. За такие преступления полагалась смертная казнь (именно за терроризм, за другие преступления смертной казни в России не было, только каторга). Но во многих случаях и террористам казни заменяли каторгой, даже тем, кто запятнал свои руки убийствами. Женщинам, прежде всего... Со времени казни Софьи Перовской женщин-террористок не казнили 25 лет, пока летом 1906 года не был приведен в исполнение приговор в отношении З.В. Коноплянниковой, убийцы командира Семеновского полка генерала Мина. Такие случаи были редкостью - большинство террористок оказались на каторге.
каторга.1
Террористки на каторге

Конечно, бывшие террористки старались рассказать о нечеловеческих условиях, в которых оказались безвинно, но при этом не скрывали многие факты, которые считали вполне естественными. По их мнению, это вписывалось в картину страданий, за которые они себя очень жалели. Интересно вчитаться в их воспоминания внимательно - многое, очень многое поражает. Но сначала напомню о некоторых дамах, имена которых фигурируют в журнале "Каторга и ссылка".

Биценко Анастасия Алексеевна, из крестьян, учительница, лично застрелила генерала Сахарова.
Измайлович Александра Адольфовна, дворянка, дочь боевого генерала, участника Русско-японской войны; покушалась на жизнь минского губернатора Курлова
Езерская Лидия Павловна, дворянка, зубной врач, устроила в своем медицинском кабинете явку для террористов; ранила могилевского губернатора Клигенберга, участвовала в подготовке убийства министра внутренних дел Плеве.
Фиалка Ревекка Моисеевна, портниха, занималась подготовкой бомб для террористических актов.
Спиридонова Мария Александровна, дворянка, конторская служащая, убила полковника Луженовского.
Школьник Мария Марковна, работница, ранила черниговского губернатора Хвостова.
Беневская Мария Аркадьевна, дворянка, принимала участие в подготовке ряда террористических актов; полиция вышла на ее след, когда она готовила бомбу для убийства генерала Дубасова и случайно произвела взрыв. У Беневской были повреждены кисти рук, пришлось обратиться в больницу за помощью, где ее арестовали.
Что-то подобное представляли из себя и остальные дамы, и называть каждую поименно наверное нет смысла.
каторга.2
Фиалка, Биценко и Спиридонова с конвоем по пути следования на каторгу

И Спиридонова, и Биценко, и Измайлович, и другие каторжанки оставили воспоминания, которые были опубликованы. Наибольший интерес все же представляет труд Фанни Радзиловской и Лидии Орестовой (Бабченко) "Мальцевская женская каторга" ("Каторга и ссылка", 1929, № 10). Именно в нем много внимания уделяется бытовым условиям каторжной жизни, а не только политическим настроениям заключенных.
В январе 1906 года (когда революция была в разгаре и только-только властям удалось справиться с декабрьским восстанием 1905 года в Москве) было решено перевести женщин-политических в Мальцевскую каторжную тюрьму, "в обособленное от других каторжных женщин помещение" (из предписания военного губернатора Забайкальской области Эбелова). "С этого периода, т.е., с февраля 1907 года и вплоть до весны 1911 года, Мальцевская тюрьма стала средоточием всех политических каторжанок, отбывавших свой срок в Сибири", - читаем в указанном труде. Приводятся и цифры политических каторжанок, сразу опровергающие расхожее утверждение о десятках и сотнях тысяч борцов, брошенных в тюрьмы в период Первой русской революции.
В "средоточии всех политических каторжанок" в 1906 году собрали 6 революционерок, через полтора года, летом 1907 их стало 14, еще через год - 33, и только в 1911 году там оказалось 62 политкаторжанки ("жертвы царизма" со всей многомиллионной России).
каторга.3
Торжественная встреча первого этапа с женщинами-политическими, следовавшими на Мальцевскую каторгу, в Акатуйской каторжной тюрьме. А.А. Измайлович рассказывала об этом так:
"- А вон тюрьма, - показывают конвойные, ... чинно шагающие со всех сторон наших экипажей...
Белые, не очень высокие стены резко выделяются среди зеленой поляны и зеленых же гор. Вот мы у ворот. Здесь нас подхватила живая шумная волна, увлекла за собой, оглушила криками приветствия и громом революционных песен, осыпала цветами... (...) Кругом, везде, со всех четырех сторон маленького дворика деревья, гирлянды цветов, флаги, красивые надписи без конца: "Да здравствует социализм", "В борьбе обретешь ты право свое", "Да здравствует партия соц.-рев."... А в одном уголке,особенно красиво убраны гирляндами зелени и цветов на полотне фамилии нас шестерых... Мы стояли под звуками Марсельезы и дождем цветов"...
Да, что и говорить - нечеловечески суровый каторжный режим!


Террористки рядом с упомянутым Измайлович плакатом

Но вернемся к тому, о чем писали Радзиловская и Орестова.
Политические жили в своих камерах, отдельно от уголовных преступниц. Днем камеры не запирались, можно было свободно выходить в общий коридор и наведаться друг к другу в гости из камеры в камеру. Перед обедом и ужином полагались две прогулки по два часа.
Конечно, мемуаристки настаивали, что они голодали. Но голодали, видимо, не сильно - помимо прочих продуктов каждой полагалось по большой буханке ржаного хлеба (в источнике - "ок. 1 кг"), который большинство из них не ели. Просто не любили черный хлеб, выносили его в общий коридор и оставляли там для уголовниц, у которых были вкусы попроще. (Голодающие люди никогда не будут разбрасываться буханками хлеба!) Это заметил начальник тюрьмы и предложил дамам вместо готовых ржаных буханок выдавать пшеничную муку. Они согласились на белую муку, "которую... отдавали печь за ограду тюрьмы крестьянам". Теперь у  каторжанок к утреннему чаю были свежие белые булки. Получалось около 1,5 - 2 кг пшеничного хлеба на человека в неделю.
Главная проблема была в том, что "казенное питание" казалось избалованным дамам невкусным.


Чаепитие каторжанок

Жили женщины коммуной. Деньги, получаемые из дома, обычно складывались в общий котел. Беневская и Измайлович получали из дома по 50 рублей в месяц, остальные - поменьше, некоторым помощь приходила нерегулярно. И все же деньги были приличные. (Для сравнения - жалованье горничной в столичном Петербурге в то время составляло 7 рублей в месяц, если очень повезет - 9 рублей).
Каждой каторжанке разрешалось выписывать для себя продукты на 4 рубля 20 копеек в месяц.

Чтобы понять, много это или мало, приведу средние цены на некоторые продукты в России до 1914 года (цены указаны за фунт, это немного меньше, чем полкило):
фунт ржаного хлеба - 2 копейки;
фунт говядины - 10-22 копейки (в зависимости от сорта);
фунт сельди - 6 копеек;
фунт сливочного масла - 48 копеек;
десяток яиц - 30 копеек.

На 4.20 можно было купить не так мало.

Школьник, Фиалка и Езерская

"Выписка [продуктов] производилась нами 1 раз в 2 недели, - рассказывали мемуаристки. - Выписывали чай, сахар, картошку, иногда кету, изредка рис, яйца". Тратами распоряжалась выбранная староста. Однажды девушки свергли старосту, показавшуюся им слишком экономной в тратах. Дело взяли в свои руки Фиалка и Бронштейн и в камерах появились "зеленые огурцы, ягоды и другие вкусные вещи". Однако, в бюджете коммуны вскоре появилась брешь, и власть снова поменялась. Большим подспорьем были также посылки, приходившие без ограничений, даже из-за границы (!). "Однажды Маруся Беневская получила из Италии от своих родных прекрасный торт", который поделили на всех. Так всегда делили посылки и особенно сладости из них.
Родственники старались обеспечить каторжанок всем необходимым - не только питание, но и самовары, одеяла, книги, модная одежда регулярно поступали с воли. Ходили женщины обычно в своей одежде, а не в казенной арестантской - в серые бушлаты и халаты они облачались лишь в экстренных случаях, когда с проверкой приезжало большое начальство. (Даже на фотографиях видно, что каторжанки любили белые или светлые шелковые платья и блузки и не отказывались от украшений).

Во дворе тюрьмы

Ни на какие работы - не только на лесоповал, но и на тюремную кухню - политкаторжанок не водили. "В Мальцевской тюрьме оставалось много свободного времени для занятий и для личного общения между собой, потому что на физическую работу у нас уходило сравнительно немного времени и энергии", - признавались мемуаристки.
То, что они называли "физической работой", заключалось в самообслуживании - прислуги в тюрьме не было (хотя кое-что удавалось переложить на плечи уголовниц). Главной работой было мытье полов в камере раз в неделю и стирка своего белья раз в месяц. Впрочем, поскольку белье дамы меняли часто, накапливалось его за месяц много. К тому же было ежедневное дежурство по камере. В обязанности дежурной входило приготовление утреннего и вечернего чая с последующим мытьем чашек, легкая уборка в камере и вынос параши. Зимой еще надо было топить печь.
Только один раз за указанные период в камере был ремонт, и дамам пришлось самим белить стены. "Кончилось тем, что после побелки у большинства руки были до того разъедены, что не только пришлось освободить их от физической работы, но и еще ухаживать за ними, - одевать, раздевать и чуть ли не кормить с ложечки".
Что ж, несмотря на такие досадные проблемы, свободного времени у политкаторжанок было достаточно, и они постарались сделать свою жизнь максимально интересной...

Продолжение следует.
Tags: Российская империя, история России, революционеры, репрессии, террор
Subscribe
Buy for 40 tokens
Peter, Paul and Mary was an American folk group formed in 1961. Питер , Пол и Мэри — фолк -трио. Группа создалась в 1961 г. Peter, Paul and Mary was an American folk group … Постойте, а почему вспомогательный глагол to be (в форме прошедшего времени was…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments