eho_2013 (eho_2013) wrote,
eho_2013
eho_2013

Category:

Николай II глазами мемуаристов

nikolay_ll
Воспоминания современников о внешнем облике и манерах Николая II были довольно противоречивыми. Кому-то он казался необыкновенно красивым и обаятельным человеком, кто-то считал его наделенным обычной, даже заурядной внешностью; кто-то отмечал его стройность и тренированность фигуры, кто-то утверждал, что у государя была толстая шея, придававшая ему неповоротливый вид, и ноги казались слишком короткими. Одни настаивали на простоте и сердечности его манер, другие вспоминали якобы присущие ему холодность и высокомерие.
Конечно, нельзя отрицать тот факт, что недоброжелательно настроенные люди могут высмотреть нечто такое, о чем и не догадываются друзья (к примеру, «толстую шею» императора трудно обнаружить хотя бы на одной из его многочисленных фотографий); к тому же, те, кто публиковал свои мемуары на родине в послереволюционный период, просто обязаны были найти в императоре неприятные черты, хотя бы из чувства самосохранения. Только воспоминания русских эмигрантов, издававшиеся где-нибудь в Париже, были лишены искусственного окарикатуривания, но там была другая крайность – мемуаристы, страдающие ностальгией по прошлому, не жалели густых потоков розовой краски…


ник2
И все же, сведя воедино описания различных портретных черточек Николая II, разбросанных по страницам воспоминаний, можно представить себе этого человека довольно ярко. Многим запомнились его большие, необыкновенно выразительные серо-зеленые глаза, иногда казавшиеся голубыми, и «ласковый взгляд газели». Впрочем, государь избегал пронзительных взглядов «глаза в глаза» собеседнику, его светлый взгляд обычно устремлялся куда-то вдаль, что в сочетании с загадочной полуулыбкой давало поводы для разнообразных выводов о скрытности его характера. Но можно понять человека, который ежедневно вынужден принимать множество зависимых от него посетителей, наделенных извечной русской привычкой «глазами есть начальство», и его нежелание «пригвоздить» очередного визитера тяжелым начальственным взглядом.
Визитеров он встречал неизменно приветливо, но при этом несколько сдержанно. Жесты его были размеренными, и такой же размеренной была его речь; иногда собеседникам казалось, что государь тщательно обдумывает каждую фразу. Подобное ощущение усиливала и привычка Николая Александровича безотчетно поглаживать бородку, замолкая. Однако так же он вел себя и в разговоре с детьми, к примеру, младшими кузенами Марией и Дмитрием, когда ни тема беседы, ни личность собеседников не требовали взвешенных формулировок и важных решений. Вероятно, в первые годы царствования ему и вправду непросто было в общении с поданными («Отвечать приходится на всякую всячину вопросов, - писал он в дневнике, - так что совсем теряешься и толку сбиваешься…»), а со временем такая манера просто превратилась в устойчивую привычку.
ник.докл.протопоп
Николай II принимает доклады

Гвардейский офицер Н.В. Воронович, с 1907 года находившийся на придворной службе в качестве камер-пажа императрицы Александры Федоровны, регулярно встречался с государем, к тому же видел Николая Александровича в неформальной семейной обстановке. Воронович сохранил воспоминания о необыкновенном обаянии, присущем этому человеку. Тех, кто был искренне предан царю, обаяние Николая II располагало к нему гораздо сильнее, чем монарший ореол и все символы власти. «Недаром все любившие и ненавидевшие Николая Второго соглашались с тем, что он своим обхождением и приветливостью очаровывал каждого, кто впервые с ним встречался. И чем чаще я встречался с государем во время придворной службы, будучи камер-пажом императрицы, а затем в офицерском собрании, на смотрах и дворцовых приемах, когда был гвардейским офицером, тем больше он очаровывал меня и как-то невольно привлекал к себе. И привлекал он меня не как император, всемогущество которого очень скоро перестало мне импонировать, а как внушавший непреодолимую симпатию человек», - рассказывал Воронович.

ник.семья (2)
Известный юрист А.Ф. Кони тоже находил государя на редкость обаятельным человеком и называл его «un charmeur» («очарователь»). Это мнение разделяли и С.Ю. Витте, и генерал Ю.Н. Данилов. Витте писал: «Император Николай II обладает особым даром очарования. Я не знаю таких людей, которые, будучи первый раз представлены государю не были бы им очарованы; он очаровывает как своей сердечной манерой, обхождением, так и, в особенности, и своей удивительной воспитанностью, ибо мне в жизни не приходилось встречать по манере человека более воспитанного, чем наш император».
Зато один из штабных офицеров, М.К. Лемке, прикомандированный к Ставке верховного главнокомандующего, записал в своем дневнике осенью 1915 года: «Сегодня я мог близко рассмотреть его… Царь некрасив, цвет бороды и усов желто-табачный, крестьянский, нос толстый, глаза каменные…»
Осень 1915 года была тяжелым временем для императора Николая, только-только принявшего на себя верховное командование и делавшего все, чтобы прекратить бесконечную череду поражений и отступлений русской армии… Вероятно, от усталости, бессонных ночей и нервного напряжения его глаза могли приобрести некое, несвойственное им прежде выражение. И как всегда не все подданные относились к проблемам своего государя с пониманием.

ник.2.мир.в.
Другой офицер, будущий главнокомандующий Белой армии П. Врангель в 1916 году был назначен флигель-адъютантом Николая II. «Мне много раз доводилось близко видеть Государя и говорить с ним, - вспоминал он. - На всех видевших его вблизи Государь производил впечатление чрезвычайной простоты и неизменного доброжелательства. Это впечатление являлось следствием отличительных черт характера Государя – прекрасного воспитания и чрезвычайного умения владеть собой. Ум Государя был быстрый, он схватывал мысль собеседника с полуслова, а память его была совершенно исключительная. Он не только отлично запоминал события, но и лица, и карту; как-то, говоря о карпатских боях, где я участвовал со своим полком, Государь вспомнил совершенно точно, в каких пунктах находилась моя дивизия в тот или иной день. При этом бои эти происходили месяца за полтора до разговора моего с Государем, и участок, занятый дивизией, на общем фронте имел совершенно второстепенное значение».
Хотя Врангель и не коснулся черт внешности государя, очевидно, что он смотрел на Николая Александровича совершенно иными глазами, чем Лемке…

ник2.ал
Сестра Николая II Ольга Александровна, которая была необыкновенно привязана к брату, вспоминала, что «свойственные государю спокойствие и сдержанность заставляли многих думать, что он холоден и высокомерен. К сожалению, такое впечатление, закрепившееся в сознании общества, изменить было невозможно. …Бесстрастность императора была лишь маской, под которой он скрывал свои чувства».
Даже приближенные не догадывались о подобных чертах характера Николая. «Возможно, только Алики и я знали, как сильно он страдает и переживает, - говорила великая княгиня Ольга. – Ему постоянно недоставало опытных и бескорыстных министров. Что же касается интеллигентов, то единственное, что у них было на языке, - это революция и покушения, за что они и поплатились».
Tags: Дом Романовых, Николай II, история России
Subscribe
promo eho_2013 august 17, 2024 01:46 1150
Buy for 30 tokens
Я открываю виртуальную гостиную, чтобы каждый мог зайти сюда и встретить новых друзей. Не хочу называть это френдмарафоном, марафон это забег, а здесь будут уютные френдпосиделки. Милости прошу! Заходите в любое удобное время! Каждый может сюда заглянуть, представиться, немножко поболтать и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments