eho_2013 (eho_2013) wrote,
eho_2013
eho_2013

Categories:

Село Коломенское. Часть 8

Продолжение. Начало см.:
Часть 1.
http://eho-2013.livejournal.com/686390.html
Часть 2. http://eho-2013.livejournal.com/687188.html
Часть 3. http://eho-2013.livejournal.com/687674.html
Часть. 4. http://eho-2013.livejournal.com/688359.html
Часть 5. http://eho-2013.livejournal.com/691099.html
Часть 6. http://eho-2013.livejournal.com/691913.html
Часть 7. http://eho-2013.livejournal.com/694141.html



Архитектор Петр Барановский, основатель музея в Коломенском
Разрешение на открытие небольшого музея в Коломенском было получено в 1923 году. Основал его Петр Дмитриевич Барановский, архитектор, искусствовед, знаток древнерусской культуры и энтузиаст музейного дела, которому Россия обязана сохранением множества величайших памятников.
Барановский
Петр Барановский - студент. 1912

Выходец из крестьянской семьи, Петр Барановский обладал уникальными способностями и глубочайшими знаниями. В 1912 году он получил диплом инженера-строителя и лицензию на производство архитектурно-строительных работ. Одновременно его наградили медалью Московского архитектурного общества за проект реставрации Свято-Троицкого Герасимовского монастыря в Болдино. В годы Первой мировой войны он был призван в армию, но продолжал учиться экстерном, и в 1918 году, в революционную эпоху, получил диплом искусствоведа. В том же году он начал преподавать в Московском университете и занялся в Ярославле восстановлением Спасо-Преображенского монастыря и Митрополичьих палат, пострадавших в дни антибольшевистского восстания. В 1921 году Барановский впервые отправился на русский Север, изучать памятники архитектуры. В одиночку, по стране, где еще шли бои гражданской войны, взяв с собой лишь мешок с солью, главной «валютой» того времени (благодаря соли можно было найти кров, нанять телегу или лодку), Барановский путешествовал, обмеряя и описывая церкви и другие древние постройки и собирая бесценный материал для реставрационных работ. Всего он предпринял десять таких поездок по стране, используя для этого свои отпуска. Часть обнаруженных им памятников деревянного зодчества была спасена от гибели и позже перевезена в Коломенское.
Комплекс Коломенского использовался в начале 1920-х годов сельскохозяйственной коммуной. В старинных постройках были устроены овощехранилища, свинарники, конюшни, сараи, общежития для рабочих. Сам Петр Барановский, первый директор музея в Коломенском, проживал в комнатке общежития над конюшней. Но ему удалось создать здесь собственную школу реставрации и воспитать учеников, продолжателей своего дела.

Постройки дворцовых служб в Коломенском, уцелевшие благодаря Барановскому и ныне используемые для музейных нужд

За фантастическую преданность делу Барановского называли Аввакумом ХХ века.
Порой ему приходилось рисковать жизнью. Он не раз срывался с высоких кровель и строительных лесов. В 1924 году верующие Коломенского едва не убили Барановского, когда он занялся реставрацией дьяковской церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи, пытаясь вернуть ей исторический облик – в его действиях церковная община увидела осквернение святыни. Он оставил описание взорванного Чудова монастыря в Кремле и был последним человеком, который покинул монастырские покои перед сносом (и при этом ухитрился вынести мощи митрополита Алексия). Барановский отреставрировал храм Казанской Божьей Матери на Красной площади, разрушенный и заброшенный после боев 1917 года; храм позже все равно был снесен, но при его восстановлении в 1990-е годы архитекторы пользовались чертежами и проектом реставрации Барановского, что помогло построить не муляж, а исторически достоверную реконструкцию здания.
DSC00481
Казанский собор на Красной площади, реконструированный благодаря материалам Барановского

Множество знаменитых памятников истории – Храм Василия Блаженного, Крутицкое подворье, Спасо-Андроньевский монастырь (где позже появился музей Андрея Рублева), Пафнутьево-Боровский монастырь (место мученической смерти боярыни Морозовой), Соловецкий монастырь – уцелели лишь благодаря реставрационным мероприятиям Барановского, проведенным в разное время, и его горячему энтузиазму, проявленному при их защите. Все памятники, сохраненные Барановским на просторах от Русского Севера, Украины и Белоруссии до Азербайджана, невозможно и перечислить
«Достали катер для поездки в Николо-Корельский монастырь. В монастыре в настоящее время помещается сельхозкоммуна и лагерь пионеров. В главном Никольском соборе в папертях устроены спальни, в самом храме — клуб пионеров. Иконостас полуразрушен, вся резьба сбита, часть икон уничтожена. В малой церкви помещается театр Коммуны, все имущество церковного характера уничтожено».
Запись П.Д. Барановского в дневнике Беломорско-Онежской экспедиции в начале августа 1931 года, когда на территории бывшего Николо-Корельского монастыря был обнаружен уникальный  памятник – проездная башня, позже перевезенная в Коломенское и ставшая жемчужиной в экспозиции русского деревянного зодчества.
Коломенское для Барановского всегда было «любимое дитя» (он действительно называл спасенные памятники своими детьми, но к несчастью, многих «детей» все-таки потерял). Он по крупицам собирал коллекции коломенского музея. Основой фонда древнерусской живописи в Коломенском стали десятки икон, вывезенных Барановским из разоренной церкви в маленьком селе Ознобишино. Каждую из этих икон, поступивших в музей в 1927 году, он помнил всю жизнь. Уже в преклонном возрасте, в 1979 году он поразил Ольгу Полякову, главного хранителя музея-заповедника Коломенское, тем, что легко перечислил все «ознобишинские» иконы.
башня1
Башня Братского острога, перевезенная в Коломенское

Когда в 1929 году начался массовый снос церквей, он постоянно ездил по Подмосковью, спасая старинные образа, оклады, элементы уникальной резьбы и лепнины, мозаики, драгоценную утварь и другие предметы, украшавшие храмы. Только белого камня с художественной резьбой Барановским было собрано свыше 4000 единиц хранения. Архитектурные памятники Коломенского им бережно восстанавливались, освобождаясь от чужеродных наслоений, искажающих первоначальный замысел.
Несмотря на усилия первого директора музея, в конце 1920-х годов Коломенское воспринималось горожанами скорее как парк – отдельные уцелевшие архитектурные памятники, разбросанные на пространстве усадьбы, не давали целостного впечатления о ее прошлом.
В настоящее время все внутреннее пространство, между двумя воротами и Казанской церковью, занято разросшимися насаждениями. Тут же начинаются фруктовые сады, исстари прославившие Коломенское. Несмотря на случайность и фрагментарность современной композиции архитектурных памятников, она имеет все же какую-то внутреннюю связь и в отдельных моментах даже некоторое соподчинение. Так, восприятие главного художественного памятника - Вознесенской церкви с западной стороны отлично регулируется задними воротами, открывающими памятник неожиданно в прорезе арки, что производит огромное и сильное… впечатление. Немногочисленные остатки XVII в. создают… известную художественную среду, в которой лучше чувствуется значительность главной жемчужины [церкви Вознесения].
В.В. Згура, москвовед, председатель Общества изучения русской усадьбы. 1927 год.
Но Барановский не прекращал работы. Он придумал, каким образом превратить старинную усадьбу в уникальный музейный комплекс.

башня2
Деревянный городок в Коломенском

Барановский стал собирать в Коломенском старинные постройки, которые по тем или иным причинам могли быть разрушены в местах исторического размещения. Их бережно разбирали и вновь монтировали в Коломенском. Первым сооружением, перевезенным в Коломенское, была хозяйственная постройка со двора Преображенского царского дворца. Старинный сарай, оказавшийся на территории промышленного предприятия, перевезли и поставили в парке музея; в последующие годы это сооружение прошло научную реставрацию и консервацию. Постройка жива и поныне; она хорошо гармонирует с  архитектурным ансамблем Коломенского.
«Государственный музей «Коломенское», имеющий своей основной задачей характеристику памятников древней архитектуры, обращается с просьбой передать ему находящийся в вашем распоряжении деревянный сарай, сделанный из остатков бывшего Преображенского дворца XVII в... Перевоз в музей и использование указанного сооружения в качестве музейного экспоната, характеризующего технику древнего деревянного строительства, весьма желательны и отвечают интересам его охраны».
Из запроса директора музея «Коломенское» П.Д. Барановского директору завода «Радио», 1927 г.
Увы, работа Барановского по организации музейных экспозиций Коломенского была жестоко прервана… В 1933 году он был арестован, обвинен в антисоветской деятельности и сослан в сибирские лагеря. Ему не простили борьбы за сохранение собора Василия Блаженного и Сухаревой башни (которую так и не удалось уберечь от сноса).
Домик Петра I, датируемый 1702 годом, был усилиями Барановского доставлен в Коломенское из Архангельска в разобранном виде. Собирали его уже без Барановского и с нарушением продуманного им плана реставрации. Но все же домик восстановили, и он был открыт для посетителей. А башня Сумского острога, едва не погибшая по пути в Коломенское на тонущей барже, так и осталась в запасниках музея несобранной и пролежала до наших дней.
Удивительно, но даже в ГУЛАГе архитектору Барановскому удалось вызвать к себе уважение руководства. Он был назначен заместителем начальника строительной части Мариинского лагеря в Кемеровской области и занимался любимым делом – организацией музеев – и в заключении. Одна из его построек того периода – здание Сельскохозяйственного музея в городе Мариинске, возведенное по канонам древнерусского деревянного зодчества.

Baranovsky_
Петр Барановский в 1930-х годах

За доблестный труд Петр Барановский в 1936 году был досрочно освобожден (редкий случай для политзаключенного 1930-х годов). Проживать в столице и ближнем Подмосковье он, человек, вышедший из мест заключения, не имел права, и обосновался, как было предписано, за 101 км, в городе Александрове. Там архитектор работал в местных музеях, восстанавливая постройки Александровской слободы, резиденции Ивана Грозного. Только в 1938 году Барановскому удалось вернуться в Москву, где он продолжил борьбу за охрану и возрождение памятников истории и культуры. Одновременно архитектор занялся реставрационными работами в Загорском музее, образованном в Троице-Сергиевой Лавре.
Будучи архитектором-консультантом Государственного Исторического музея (ГИМ), Барановский не мог не уделять внимания и любимому Коломенскому, ведь Коломенский музей стал филиалом ГИМа. Но работать ему по-прежнему мешали. В архивах сохранились доносы некоего гражданина Беляева, сообщавшего в компетентные органы, что в музее Коломенского не ведется антирелигиозная пропаганда, и вина полностью лежит на Барановском, разоблаченном враге народа, который уже отбывал наказание за свою антисоветскую деятельность, в силу чего не должен быть допущен к идеологическим учреждениям, каковым является музей. От нового ареста архитектора спас срочный отъезд в Азербайджан, где Барановский также занимался реставрационными работами, возрождая исторические памятники.
Начавшаяся в 1941 году война многое изменила – на территории Советского Союза враги оставляли страшные разрушения, и опыт Барановского как специалиста по реставрации оказался бесценным. С 1943 года Барановский работал в Комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, занимаясь прежде всего уничтоженными историческими памятниками. В тяжелейших условиях приходилось решать, как восстанавливать разрушенное и спасать уцелевшее. Этим он занимался и после войны. В 1966 году Барановский стал одним из основателей ВООПИК, общества, позволившего возвести дело его жизни – охрану памятников – в ранг государственной политики.
Последние годы жизни почти ослепший архитектор провел в больничных палатах Новодевичьего монастыря, где за ним бережно ухаживали. В его маленькой комнатке хранились папки с описанием десятков памятников архитектуры, многие из которых оставили достоверный след лишь в архиве Барановского. Своими материалами он щедро делился с учениками и продолжателями его дела. Скончался Петр Дмитриевич Барановский в 1984 году, в возрасте 92 лет. Похоронен он на кладбище московского Донского монастыря. Памятные доски с именем П.Д. Барановского установлены на Дворцовых воротах Коломенского и на стенах Крутицкого подворья.

41-1
41-2

Баранов

Продолжение следует...
Tags: Барановский, Коломенское, Москва, архитектура, история России, музеи, репрессии, реставрация, храмы
Subscribe

Posts from This Journal “Коломенское” Tag

promo eho_2013 august 17, 2024 01:46 1146
Buy for 30 tokens
Я открываю виртуальную гостиную, чтобы каждый мог зайти сюда и встретить новых друзей. Не хочу называть это френдмарафоном, марафон это забег, а здесь будут уютные френдпосиделки. Милости прошу! Заходите в любое удобное время! Каждый может сюда заглянуть, представиться, немножко поболтать и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments