eho_2013 (eho_2013) wrote,
eho_2013
eho_2013

Categories:

Салтыков-Щедрин... и его матушка. Окончание

Начало см.: http://eho-2013.livejournal.com/754982.html
http://eho-2013.livejournal.com/755757.html
http://eho-2013.livejournal.com/758603.html



В начале 1870-х годов Салтыков-Щедрин много и как-то отчаянно работал. Из-под его пера вышли:«Признаки времени», «Письма из провинции», первый вариант «Истории одного города», «Помпадуры и Помпадурши», «Господа Ташкентцы», «Дневник провинциала в Петербурге»... Здоровье от перенапряжения пошаливало... Душевные муки быстро переходили в хронические болезни... Имение Лебяжье высасывало все соки...
Позже
писатель изобразит в аллегорической форме драму своей семейной жизни в сказке "Чижиково горе". Чижик, служивший по интендантской части и имевший немалый чин майора, женится на юной легкомысленной канарейке Прозерпиночке, но никаких радостей семейная жизнь ему не приносит.
"Канарейка постепенно вошла в свою роль, обнаглела. Она уже не разыгрывала молчальницу, но обращала к чижику свою речь таким тоном, каким должна говорить королева с каким-нибудь безвестным дворцовым истопником.

- Денег надо, - говорила она.

- Сколько-с?

- Не "сколько", а давайте!

Ни сколько, ни на какой предмет - молчок. Может быть, она поступала так с умыслом, желая повредить чижику душу; но может быть, и без умысла, "так". Душа канарейки - потемки, и ни один мудрец не разберет, где в ней кончается грациозное порхание мысли и где начинается мучительство. Как бы то ни было, чижик не прекословил. Он уходил на минуту в заднее отделение дупла и дрожащими руками выносил оттуда свою копилку. И покуда она зря черпала в россыпи серебряных пятачков и как-то странно при этом улыбалась, он чувствовал, что у него душу вынимают. Не потому, чтоб он был скуп, а потому, что от природы имел потребность во всякое время знать состояние своей кассы в точности.

Ограбивши мужнину кассу, она улетала, а через час он уже видел и результаты произведенного грабежа. Прозерпиночка, во главе целого косяка улан и светских дам полулегкого поведения, с шумом и песнями пролетала мимо и садилась на ближайшую поляну. Там устраивался, на чижиков счет, веселый пикник, и вся ватага, вплоть до вечерней зари, кутила, пела, водила хороводы и по временам разлеталась в кусты для отдохновения".


Елизавета Аполлоновна, жена писателя

Лизонька и ее родня прилюдно называли Салтыкова мерзавцем (как и семейство канареек - чижика) и уверяли. что он загубил ее жизнь... На полях его рукописей стали появляться загадочные фразы вроде "Ад семейной жизни", не имевшие отношения к тексту, скорее - к размышлениям писателя. Все было уныло, привычная вязкая рутина, когда в декабре 1874 года Салтыков получил известие о смерти матери. Он и сам не ждал, что горе окажется таким острым... Стояли страшные морозы, путь в возке, в метель по занесенным дорогам был долгим и тяжелым. На похороны Салтыков опоздал, но долго стоял с непокрытой головой на ветру у засыпанной свежим снегом могилы и просил за что-то прощения. Как-то так получилось, что мать - грубая, резкая, скупая - была единственным человеком, искренне его любившим и неравнодушно относившимся к его жизни, несмотря на все ссоры и обиды. Больше он был никому не нужен...
Домой Салтыков вернулся совсем больным и слег. Затянувшаяся болезнь раздражала домашних. Жена однажды сказала ему в сердцах: "Тебе пора умирать, Мишель, слушком уж ты стал раздражителен и несносен!"
Друзья уговорили Салтыкова ехать за границу лечиться. Жена и дети, тоже мечтавшие о европейском путешествии, поехали с ним. Это привело только к нарастанию взаимного раздражения... Как-то Салтыков признался доктору Боткину: "Не могу Вам выразить, до какой степени я несчастлив в семье. Жена просто ненавидит меня за мою болезненную старость, скрывает от меня все и делает всевозможные мне досады"...


Дети М.Е. Салтыкова-Щедрина

Да и на детей, воспитание которых было переложено им полностью на жену, а той - на гувернантку, Салтыков смотрел с тоской. "Несчастливы будут мои дети, никакой поэзии в сердцах; никаких радужных воспоминаний, никаких сладких грез, ничего, кроме балаганов"... Спасала только работа. Выходят буквально одно за другим его произведения: «Благонамеренные речи», «В среде умеренности и аккуратности», «Господа Головлёвы», «Убежище Монрепо» (в котором легко узнавалось Лебяжье), «Круглый год», «Современная идиллия», «За рубежом», «Письма к тётеньке»... После смерти Некрасова Салтыков-Щедрин принял на себя ответственность за "Отечественные записки", официально став главным редактором журнала. Цензурный запрет издания в 1881 году стал для Салтыкова большим ударом.

Уходил писатель из жизни мучительно. Он с трудом дышал, кашлял, стонал, брошенный в своей спальне в одиночестве. А у Лизы вечно были гости, и если музыка не заглушала стонов мужа, она просила его вести себя потише, а то этак-то к ним все знакомые приезжать перестанут, распугает всех.
Доктор Боткин, навещавший Салтыкова, заставил Елизавету хотя бы взять к больному сиделку. "Бедный, бедный Салтыков, что за ад он устроил себе из своей жизни?" -  писал он знакомым.

Больной М.Е. Салтыков-Щедрин

Незадолго до смерти Салтыков взял с сына слово... беречь мать (видимо, не хотел, чтобы Костя повторял его ошибки). В конце апреля 1889 года у писателя случился удар, и он скончался... Гонорары за посмертные издания его книг, например, "Пошехонской старины", поддержали вдову. Елизавета Аполлоновна замуж больше не выходила и всем рассказывала, что слишком много лет "жила только ради мужа"...
Tags: Салтыков-Щедрин, история России, литература, писатели, семья
Subscribe
promo eho_2013 август 17, 2024 01:46 1146
Buy for 30 tokens
Я открываю виртуальную гостиную, чтобы каждый мог зайти сюда и встретить новых друзей. Не хочу называть это френдмарафоном, марафон это забег, а здесь будут уютные френдпосиделки. Милости прошу! Заходите в любое удобное время! Каждый может сюда заглянуть, представиться, немножко поболтать и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments